, ,

Двадцать бусин беспричинной милости

Том 10, глава 17
сентябрь 2009

 

Когда я приехал в свой дом во Вриндавана-дхаме, нагрузки одиннадцати месяцев путешествий и проповеди дали о себе знать, и две недели я был даже не в состоянии куда-либо выйти. Я проводил время отдыхая, воспевая дополнительные круги и читая. Однажды вечером я решил, что следующим утром все же схожу в несколько храмов.

“Во Вриндаване больше пяти тысяч храмов, – думал я, – но сейчас посетить даже семь основных из них для меня слишком сложная задача. Я схожу только к Мадана-Мохану, Говиндаджи и Гопинатхе”.

За время отдыха я прочитал в Чайтанья-чаритамрите, что если преданный хочет погрузиться в настроение Вриндавана, ему нужно посетить трех Божеств в определенном порядке: служение Мадана-Мохану помогает обуздать материальные желания; служение Говиндаджи – очистить чувства; а служение Гопинатхе, повелителю гопи, – достичь совершенства жизни – чистой любви к Богу.

На следующий день с утра пораньше я вышел на парикрамную дорогу и направился к Мадана-Мохану. Когда забрезжил рассвет, древний храм засиял в мягких, золотых лучах солнца. Прочитав несколько кругов, я пошел в самадхи Шрилы Санатаны Госвами, который основал храм Мадана-Мохана пятьсот лет назад.

“Дорогой Санатана Госвами, – молился я, – пожалуйста, помоги мне разорвать материальные привязанности и восстановить утраченные взаимоотношения с Господом”.

За воротами храма я разбудил рикшу, договорился с ним о цене, и мы поехали в храм Радхи-Говинды, до которого было два километра. Там я повторил еще несколько кругов, почитал “Нектар преданности” и помолился Шриле Рупе Госвами, чтобы он даровал мне прибежище у лотосных стоп Говиндаджи, единственного, Кто способен уберечь от несчастий материального существования, вовлекая нас в сладостное трансцендентное служение Ему.

“Только обратившись к великим преданным, для которых эти Божества были жизнью и душой, мы можем обрести милость Господа”, – подумал я.

Когда я вышел из храма Радхи-Говинды, я попытался вспомнить, где находится храм Радхи-Гопинатхи. После часа безуспешных поисков, я решил пойти в Вамшиват, куда Господь созывал гопи звуками Своей флейты. Я вспомнил, что пятьсот лет назад именно в Вамшивате нашли Божество Гопинатхи.

В Вамшивате я принес поклоны, сел и закончил свою джапу.

“Прежде чем уйти, мне нужно помолиться о милости Гопинатхи преданному, нашедшему Гопинатху и установившему поклонение Ему, как я сделал в предыдущих храмах”, – подумал я.

Но я не мог вспомнить, кто именно нашел Божество. Около входа я увидел небольшой прилавок с книгами и брошюрами. Просматривая их, я увидел буклет с историей Гопинатхи. Он начинался словами:

шриман раса-расарамбхи
вамши-вата-тата-стхитах
каршан вену-сванаир гопир
гопинатхах шрийе ‘сту нах

“Шри Гопинатха, источник трансцендентной сладости танца раса, стоя на берегу Ямуны в Вамшивате, играет на Своей прославленной флейте, привлекая внимание девушек-пастушек. Пусть же все они даруют нам свои благословения”.

Затем я прочитал отрывок из “Бхакта-малы”, древнего вайшнавского текста, в котором рассказывалось, как Мадху Пандит нашел Божество Гопинатхи:

“Шрила Мадху Пандит, полностью погруженный в любовную преданность Кришне, бродил по лесам Вриндавана и повсюду искал Господа своего сердца. Он осмотрел все леса, обследовал все рощи и беседки, но, увы, так и не нашел Его. Однажды, на берегу Ямуны, под деревьями в Вамшивате, он увидел Его, цвета грозового облака, стоящим в позе, изогнутой в трех местах. Таким образом, Гопинатха явился по Своей собственной воле из любви к Своему дорогому преданному”.

“Ух ты! – подумал я. – Никогда раньше не читал эту историю”.

Следующий стих из “Бхакти-ратнакары” Нарахари Чакраварти описывал ликование местных жителей, когда Господь Гопинатха был обнаружен:

“Таким образом Шри Мадху Пандит стал слугой Гопинатхи, сияние тела Которого похищает ум каждого. Тысячи людей поспешили увидеть Его, известного как олицетворение сладости. Когда умиротворяющая сладость и прохлада Его очаровательной формы через глаза вошла в их сердца, они обнаружили, что бушующий пожар материального существования, который свирепствовал там, теперь угас”.

Сидя и размышляя о трансцендентных играх, проходивших в Вамшивате, я молился, чтобы однажды принять участие в этих вечных лилах. Я знал, что цель эта далека, но знал также и как достичь ее – служить миссии Господа Чайтаньи и предыдущих ачарьев. В конце я распростерся в поклоне перед большим деревом баньяна и взмолился Мадху Пандиту, чтобы он помог мне оставаться преданным наставлениям моего духовного учителя и вдохновил меня продолжать проповедовать сознание Кришны по всему миру.

По дороге домой я зашел в книжный магазин и купил более полную историю божеств Вриндавана. В книге говорилось, что более трехсот лет назад Божество Гопинатхи перевезли в Джайпур, расположенный в трехстах километрах на юг от Вриндавана, чтобы защитить от мусульман.

“Я бывал там раньше, – думал я, – но сейчас, когда я лучше узнал историю Гопинатхи, я бы очень хотел съездить туда снова”.

На следующее утро мой ученик Нароттама дас Тхакур дас зашел ко мне и сказал, что едет в Джайпур, чтобы заказать мрамор для реставрации своего дома в Мумбае.

– Я поеду с тобой, – сказал я. – Хочу получить даршан изначальных Божеств Вриндавана.

По пути в Джайпур Нароттам слушал, как я читал об истории перемещения Божеств Вриндавана в Джайпур во времена мусульманского правления:

“Большинство историков сходятся во мнении, что храм Гопинатхи в Джайпуре был построен человеком по имени Райшал (Raisal), который был военачальником армии Акбара. Райшал командовал полком численностью 1 250 солдат. Во время рейда на Джахангир ранг Райшала был повышен, и он получил под своё начало 3 000 солдат. Поколение за поколением его семья поклонялась Кришне, и в благодарность за одержанные победы на поле битвы он построил прекрасный храм для Божества Гопинатхи, когда Он прибыл в Джайпур”.

Мы с Нароттамом прибыли в Джайпур во время утреннего даршана Радхи-Говинды, главных Божеств Джайпура. Мое сердце переполнялось нежными эмоциями, когда я видел, как тысячи людей перед работой стремятся в храм, страстно желая увидеть только что одетых и украшенных Божеств.

После даршана мы поспешили в еще один из любимых моих храмов – храм Радхи-Дамодары, где увидели Божество Дамодары, собственноручно вырезанное из дерева Шрилой Рупой Госвами и подаренное им Шриле Дживе Госвами.

Пока мы быстро шли к нашему последнему пункту, храму Гопинатхи, мое сердце колотилось от нетерпения.

– Я читал, что куртка, которую носил Мадху Пандит, выставлена на обозрение в храмовом комплексе, – взбудоражено сказал я Нароттаму. – Она сделана из тысяч бусинок туласи.

– Не могу дождаться, когда увижу ее, – сказал Нароттам.

Когда мы зашли в храм, арати Господу уже подходило к концу. Большая группа пожилых женщин сидела перед алтарем, они пели красивый бхаджан, и лица их сияли от счастья.

“Вот так нужно прожить последние годы жизни, – подумал я, – собрав всю преданность Господу, которую накопил за всю жизнь. Это гарантирует нам билет домой, назад к Богу. Куда еще отправятся эти женщины?”

Перед тем как задернуть занавес, пуджари собрал огромную охапку листьев туласи со стоп Божества и раздал их паломникам. Затем он дал каждому чаранамриты и, к сожалению женщин, задернул занавес.

– Мы не увидим Его до полудня! – воскликнула одна из женщин.

Когда мы кланялись, я коснулся ее стоп с молитвой обрести однажды такое же сильное желание увидеть Господа.

– Идем со мной, – сказал я Нароттаму, когда мы встали. – Мы должны увидеть куртку Мадху Пандита, прежде чем они закроют храм.

Мы спустились по ступенькам и пошли в угол дворика, где в стеклянном ящике в стенном проеме находилась куртка Мадху Пандита, сделанная из бусин туласи.

– Такая тонкая работа, – сказал Нароттам, – просто произведение искусства! Я никогда не видел ничего подобного. Действительно, целая куртка сделанная из маленьких бусинок туласи.

– Да, – согласился я, придвинув лицо к стеклу, чтобы лучше рассмотреть. – Но, к сожалению, как ты видишь, со временем она разрушается.

– Вы правы, – присмотревшись, ответил Нароттам. – Какая жалость, что они не могут заботиться о ней лучше.

В этот момент к нам подошел главный священнослужитель храма. Нароттам, всегда жаждущий узнать больше о нашей вайшнавской традиции, попросил его рассказать побольше об этой куртке.

– Это один из немногих личных предметов близких спутников Господа Чайтаньи, сохранившихся до наших дней, – сказал Госвами. – На самом деле, я не знаю о других предметах, столь же больших и еще целых, которыми пользовались Его спутники. Ее привезли в деревянной коробке вместе с Гопинатхом в 1739 году. Ее вытащили из коробки в 1902 и выставили в этой витрине, чтобы паломники могли видеть ее. С тех пор витрина не открывалась.

Госвами повернулся ко мне и спросил:

– К какой духовной организации вы принадлежите?

– Я из Международного общества Сознания Кришны, – ответил я. – Я ученик Шрилы А.Ч. Бхактиведанты Свами Прабхупады, который распространил культуру Вайшнавов по всему миру.

– Я знаю Бхактиведанту Свами, – сказал Госвами. – Какой Вайшнав не слышал о нем? Для нас большая честь, что вы посетили наш храм.

– Госвами, этот санньяси – мой духовный учитель, – сказал Нароттам. – Как думаете, можно ли дать ему небольшой кусочек этой куртки, чтобы вдохновить его на проповедь?

– Нароттам! – воскликнул я.

Госвами на мгновение взглянул на меня и Нароттама и ответил:

– Да, я буду счастлив дать вам кусочек куртки Мадху Пандита. Вы исполняете желание Гопода Чайтаньи, распространяя святые имена по всему миру.

Он достал из кармана связку ключей и протянул мне один из них, покрытый ржавчиной.

– Открывайте ящик, – шепотом сказал он, – и берите, что хотите.

Я был поражен невероятной милостью, мои руки дрожали, когда я вставлял ключ в замок. Я удивился, когда замок щелкнул и без усилий открылся, стеклянная дверь громко скрипнула. Через мгновение я стоял перед этой святыней.

– Может быть, я должен отдать вам куртку целиком? – спросил Госвами. – Вы сможете позаботиться о ней лучше, чем мы.

Какое-то время я боролся с искушением. Затем мне в голову пришла другая идея.

– Она должна остаться здесь, Госвами, – сказал я. – Мадху Пандит отыскал Божество Гопинатхи.

Я протянул руку, но не хотел ничего отрывать от куртки, поэтому поднял штук двадцать бусин, которые упали на дно ящика. Я бережно положил их в карман, и отступил назад, не способный до конца осознать свою удачу.

– У меня есть личная вещь спутника Господа Чайтаньи, – тихо сказал я сам себе. – Все это предназначено для того, чтобы я продолжал проповедовать в полную силу.

Затем я поклонился и коснулся стоп Госвами.

– Это было мне в радость! Это было мне в радость! – приговаривал он. – Ваш духовный учитель сотворил чудо.

От переизбытка чувств я не мог ему ничего ответить. Смог только вымолвить:

– Спасибо! Благодарю вас!

Мы с Нароттамом повернулись, чтобы уйти. Вдруг мне в голову пришла идея, и я вернулся.

– Госвами, – сказал я, – почему бы нам не воздвигнуть маленький мемориал в честь Мадху Пандита здесь, на территории храма. Если вы согласны, то мы могли бы разместить его в маленькой аркаде рядом с комнатой Божеств. Мы положим там мраморный пол и покроем все росписью. Мы разместим куртку Мадху Пандита в стеклянном ящике с системой поддержания постоянной влажности и температуры. Это сохранит ее для будущих поколений.

– Хорошая идея, – сказал он, – но у нас нет средств на это.

– Я возьму на себя сбор средств и работу, – сказал я. – Очень важно сохранить наше наследие. Прежде чем покинуть этот мир, мой духовный учитель основал фонд “Бхактиведанта Свами Чарити Траст”, целью которого является реставрация храмов и Божеств Гаудия-Вайшнавов, а также сохранение древних писаний. Я уверен, он будет доволен. Пожалуйста, позвольте мне совершить это служение.

Госвами помолчал мгновение, а затем улыбнулся.

– Давайте, – сказал он, – и будьте уверены: Господь Гопинатха и Мадху Пандит благословят вас.

– Они уже сделали это, – сказал я, достав из кармана старые бусины туласи от куртки Мадху Пандита и посмотрев на них. – Какое еще вдохновение нужно проповеднику? Я в Индии всего несколько недель, но уже жажду вернуться к своему служению на западе.

мадху снеха сама юктам
према сактам махасаям
бриндабане расаратам
банде шри мадху пандитам

“Я приношу свои смиренные поклоны Шри Мадху Пандиту. Эта чрезвычайно великодушная душа привязана крепкими узами любви к Божественной Чете, и любовь, которую он ощущает, сладка как мед. Поэтому его звали Мадху (мед). Он всегда погружен в нектар высших рас во Вриндаване”.

[ Сакха Нирной, стих 34 ]

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *