, ,

Такая милость

Том 7, глава 5  

17 марта – 30 апреля  2006

 

 

После поездки в Мексику в середине марта, я отправился в интенсивный проповеднический тур по храмам Соединенных Штатов до конца апреля. У меня сохранились записи всех программ, которые я провел за эти 6 недель, и когда я заглянул в них, то с удивлением обнаружил, что их было больше сотни.

За всю свою карьеру странствующего проповедника, я провел, должно быть, тысячи подобных программ, и, подумав о своем грядущем 57 дне рождения, я улыбнулся: “Этот тур измотал меня физически, но зарядил духовно”.

айур харати ваи пумсам

удйанн астам ча йанн асау

тасйарте йат-кшано нита

уттама-шлока-вартайа

“С каждым восходом и закатом солнце сокращает жизнь любого из нас, за исключением тех, кто все свое время посвящает обсуждению повествований о всеблагой Личности Бога”.    

[Шримад Бхагаватам 2.3.17]

В Сан-Диего, в один из последних дней тура, я посетил Гуру Гаурангу даса, спонсировавшего программы с моим участием на Маврикии. Мы обсудили наши планы на будущий год и решили, что проведем фестиваль в апреле.

Я посмотрел на его алтарь, там стояло только одно Божество, шалаграма-шила, и Его красота заворожила меня. Я на протяжении многих лет поклоняюсь шалаграма-шиле, и поэтому сразу отметил необычность этого Божества. Он был маленький, идеально круглый, гладкий и сияющий. Я вспомнил стих из Падма Пураны, в котором Господь Вишну говорит Брахме, что поклонение маленьким шалаграмам приносит самое большое благо:

“О Брахма, в этой шиле размером с плод амалаки Я нахожусь вечно вместе со Своей божественной супругой, Шримати Лакшмидеви”.

Я посмотрел внимательнее. Рот шалаграма был идеальной формы и располагался точно по центру.

– Самая благоприятная чакра, – сказал я вслух.

– А основание у Него плоское, – сказал Гуру Гауранга.

Я восхищенно покачал головой.

– Это совершенный шалаграм, – сказал я, – В древней Индии каждый благочестивый брахмана стремился найти такой для поклонения. Многие храмы отдали бы лакхи рупий за такую шилу. Где ты нашел Его?

– Это длинная история, – ответил Гуру Гауранга, – если у вас есть время, я расскажу.

Я улыбнулся и сел.

– Разве можно провести время лучше? – сказал я.

– В 1992, – начал он – когда я был молодым брахмачари в Маяпуре, потребовались добровольцы в странствующую фестивальную группу в Бангладеш. Поначалу я колебался, потому что Бангладеш – это мусульманская страна, но местные преданные рассказали что в Бангладеш живут сотни тысяч Вайшнавов, которые регулярно посещают наши программы, и я решился.

Несколько месяцев мы путешествовали по всей стране, проводя в деревнях программы под открытым небом, и иногда собиралось до 20 тысяч людей. Зачастую местные жители впервые видели белых. Мусульмане нас не беспокоили, а Вайшнавы текли на наши программы рекой.

Однажды, мы были в деревушке, расположенной глубоко в джунглях, на севере страны. Программа закончилась поздно. Вместе с остальными брахмачари, уставший, я расположился на ночлег на полу в пандале, но из-за жары, высокой влажности и комаров мне не спалось. Я встал и облокотился на стену пандала. Молодой человек, одетый в шафрановое дхоти подошел ко мне и спросил, почему я не сплю. Я рассказал ему о своих проблемах. Он предложил мне пойти с ним в ашрам, где он живет, расположенный еще дальше в джунглях. “Там ты сможешь спокойно выспаться” – сказал он.

Мы отправились в путь. Через полтора часа я забеспокоился, так как мы до сих пор не дошли до места. Неожиданно мы вышли на расчищенную площадку, где стояли 15 глинобитных хижин и большой каменный храм. Судя по внешнему виду, храм был очень старый.

Молодой человек завел меня в одну из хижин. “Спи здесь, пожалуйста. – сказал он. – Комары не будут кусать тебя. Мы жжем особое дерево, запах которого прогоняет их.”

Через минуту я уже спал. Проснулся я на рассвете, посмотрел в окно – и перед моим взором предстала чарующая сцена из далекой древности.

Юные брахмачари сидели на берегу реки и тихо повторяли джапу на четках. Их тела были украшены прекрасными Вайшнавскими тилаками, а шафрановые одежды затмевали красоту рассвета. Было слышно, как в храме поют знакомый бхаджан – Лаласамайи-Прартхана Нароттама даса Тхакура.

Несколько брахмачари проводили меня к реке, чтобы я совершил омовение. Когда мы проходили мимо кухни, я уловил запах завтрака, готовящегося на коровьем навозе. Пока я совершал омовение, брахмачари сидели неподалеку и повторяли джапу.

Я посмотрел вокруг. “Должно быть, именно так протекала жизнь в ашрамах сотни лет назад, – подумал я,- когда юноши жили вместе с гуру и обучались у него. Интересно, а где же их гуру?”

– Долго ты пробудешь у нас? – спросил меня один из брахмачари по дороге в храм.

– Еще несколько часов, но мне хотелось бы остаться здесь навсегда. – Ответил я.

Мы вошли в храм и принесли поклоны. Каково же было мое удивление, когда, поднявшись, я увидел лишь четыре украшенные стены – алтаря не было.

– А где же Божества? – спросил я.

Брахмачари улыбнулись.

– Немного терпения, и ты увидишь самые прекрасные в мире Божества. – Сказал один из них.

– И знаменитые. – Добавил другой.

– Знаменитые, – удивился я, – здесь посреди джунглей?

Неожиданно раздался звук раковины, и одна из огромных стен отъехала в сторону, открывая нашему взору прекрасный мраморный алтарь. На причудливо отлитой из серебра шрингасане восседали милостивые Божества Радха-Кришны. Я не мог поверить своим глазам. Я просто остолбенел.

– Алтарь спрятан, чтобы защитить Божества, в случае нападения мусульман, – сказал один из брахмачари. – Так Они стоят здесь целые и невредимые уже пятьсот лет.

– Пятьсот лет! – Изумился я, и подошел поближе, чтобы получше Их рассмотреть.

Кришна был сделан из черного камня, а Радхарани из латуни. Я увидел, что это действительно очень древние Божества. У стоп Кришны стояла серебряная шрингасана с тремя прекрасными шалаграма-шилами. И вдруг – не знаю, что заставило меня это сделать,  возможно волнение – я выпалил: “Можно я возьму одну из этих шалаграма-шил?”

Брахмачари изумленно посмотрели на меня.

Я что-то пробормотал о своем давнем желании поклоняться шалаграма-шиле, но они ничего не ответили, ошеломленные моим порывом.

– Что ж, – сказал один из них, – ты можешь спросить у нашего гуру. Он хочет пообщаться с тобой после завтрака.

– А где он сейчас? – спросил я.

– Он заканчивает один лакх джапы. – сказал другой.

– Один лакх джапы до завтрака! – воскликнул я.

После завтрака один из старших брахмачари проводил меня в хижину неподалеку от храма.

По пути я спросил:

– У вашего гуру много учеников?

– Больше 5 000, – ответил он.

– Сколько ему лет?

– Девяносто два.

– Наверное, он много путешествовал.

– На самом деле, он никогда не покидал этой деревни. Это одна из причин, почему он очень хочет увидеться с тобой. Он часто цитирует предсказание Господа Чайтаньи из Чайтанья Бхагаваты.

притхивите аче йата нагаради грама

сарватра прачара хаибе мора нама

«Мое Святое Имя будет звучать в каждом городе и деревне на Земле».

[Чайтанья-Бхагавата, Антйа, 4, текст 126]

 

– Ты знаешь, я несколько раз видел, как он плакал, когда говорил о том, что однажды милость Господа Чайтаньи затопит весь мир любовью к Богу. Сегодня утром мы рассказали ему, что приехал человек с Запада, одетый как вайшнав, и он очень воодушевился. Я буду переводить вашу беседу.

Когда мы вошли в хижину, я увидел гуру, облаченного лишь в набедренную повязку, погруженного в воспевание Святых Имен. Он открыл глаза и посмотрел на меня.

– Значит это правда, – медленно произнес он.

Я поклонился, а когда встал, он попросил меня подойти поближе. Его ученики рассказали ему о программе в соседней деревне, и он задал мне несколько вопросов. Потом он помолчал какое-то время.

– Кто совершил это служение для Махапрабху, – спросил он, – Кто принес вам, западным юношам и девушкам, воспевание Святого Имени?

– Его Божественная Милость А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада, – с гордостью выпалил я, – он приехал на Запад из Индии, чтобы дать нам воспевание Святых Имен.

– Пожалуйста, расскажи мне о нем. – сказал он.

Больше часа он внимательно слушал о жизни Шрилы Прабхупады: его детстве и юности, встрече с Бхактисиддханта Сарасвати Тхакуром, его попытках проповедовать в Индии и, в конце концов, путешествии на Запад. Несколько раз на глаза гуру наворачивались слезы.

В конце он покачал головой:

– Как мне не повезло, что я не встретился с ним , с личностью, которая претворила в жизнь предсказание Махапрабху. Я могу предложить ему только свои дандаваты.

Он поднял сложенные руки над головой  и долго возносил молитвы. Затем повернулся ко мне:

– Ты просил одну из наших шалаграма-шил?

Я удивился.

– Да, просил, – ответил я. Краешком глаза я заметил, как напряженно брахмачари смотрели на своего гуру.

– Я подумаю об этом, – сказал он. Глаза брахмачари расширились от удивления.

– Ты должен узнать историю этих Божеств. – Сказал он, – она хранится в записях нашего храма. 500 лет назад мои предки были священнослужителями в храме Гопал Бхатты Госвами во Вриндаване. Госвами вовлек несколько семей в поклонение своему возлюбленному Божеству, Радха-Раману. Ты знаешь историю Радха-Рамана?

– Да, знаю, – ответил я, – Он проявился из одной из шалаграма-шил, которые Гопал Бхатта Госвами нашел в реке Кали Гандхаки в Непале.

Гуру кивнул. Казалось, он был доволен, тем, что я знаю эту лилу:

– В моей семье было три брата, которые принимали участие в этом поклонении. Однажды в 1498 (в 1576 по Западному летоисчислению) Гопал Бхатта Госвами попросил их отправиться сюда в Восточную Бенгалию, которая сейчас известна как Бангладеш, чтобы распространить учение Махапрабху.

– Это долгое путешествие стало для них настоящим испытанием, но они были полны решимости проповедовать послание Гауранги. Они испытывали большую разлуку с Радха-Раманом, с Гопал Бхаттой Госвами, а также с Рагхунатха Бхаттой Госвами и Дживой Госвами, которые в то время еще присутствовали на этой планете. В день их отъезда Гопал Бхатта Госвами позвал всех троих братьев и в присутствии Радха-Рамана дал каждому из них по шалаграма-шиле. Эти три шилы ты и видел у нас на алтаре.

Он замолчал и снова с закрытыми глазами начал повторять на четках. Я поклонился ему и вместе с другими брахмачари покинул его жилище.

Я сел на берегу реки и стал размышлять над произошедшим. Я чувствовал невероятное счастье оттого, что попал в этот удивительный ашрам и познакомился с гуру и его учениками, но в то же самое время мне было ужасно стыдно, что я попросил столь особенное Божество.

Я даже стал сомневаться в реальности происходящего. Я никогда не читал, что Гопал Бхатта Госвами отправлял проповедников с посланием Господа Чайтаньи. Но потом я подумал, что это возможно. Слишком мало достоверных записей о тех исторических временах.

Я вспомнил стих из Библии, который выучил еще в детстве:

“Многое и другое совершил Иисус; но, если бы писать об этом подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг”.  

[от Иоанна 21:25]

Затем я стал думать об этом великодушном садху, который, поистине, был вместилищем всех благоприятных качеств, и почувствовал стыд за то, что усомнился в его правдивости.

Наконец я пришел к выводу, что верю в его слова, но понял, что у меня нет ни единого шанса получить одну из этих исторических шалаграма-шил.

И тут я взглянул на свои часы и подумал: “О нет! Я опоздал. Уже почти полдень. Мне нужно возвращаться. Преданные, наверное, потеряли меня”.

В этот момент ко мне подбежал один из брахмачари.

– Гуру Махараджа хочет видеть тебя. – Сказал он, задыхаясь.

Мы пошли в храм, вошли внутрь и предложили поклоны. Гуру сидел прямо перед алтарем и с закрытыми глазами повторял джапу.

И хотя он, должно быть, знал, что мы вошли, он не сразу отреагировал на наше присутствие. Он по-прежнему был погружен в воспевание Харе Кришна. Через какое-то время он открыл глаза и посмотрел на меня.

– Я решил отдать тебе один из шалаграмов. – сказал он.

Мое сердце заколотилось.

– Я чувствую, что Махапрабху будет доволен, если такому Божеству будет поклоняться Вайшнав с Запада, – сказал он. – Он хотел, чтобы Его Имена звучали в каждом городе и деревне мира. Тем не менее, у меня к тебе есть просьба. Помолись этому великому ачарье, который спас вас, чтобы он милостиво одарил меня пылью своих лотосных стоп.

Он дал знак одному из брахмачари, тот совершил ачаман, зашел в алтарь и взял шалаграм стоявший посередине. Потом подошел к гуру и отдал ему шилу. Гуру долго смотрел с любовью на шалаграм, лежавший в его ладони. Затем коснулся Им головы, насыпал на Него листья туласи и цветы, и вложил Его в мою дрожащую руку.

Не веря в свою удачу, я поклонился и попытался выразить благодарность. Но этот святой человек уже закрыл глаза и снова погрузился в воспевание Святых Имен. Я еще раз поклонился и вышел из храма.

На улице я услышал, как кто-то зовет меня: “Гуру Гауранга! Гуру Гауранга! Где ты?”

Это был преданный из нашей группы. Он искал меня.

– Я здесь, – отозвался я.

– У тебя большие неприятности, – сказал он. – Все ищут тебя.

Мы вернулись в деревню, где проходила программа, и вскоре уехали.

– Это было 14 лет назад, – сказал Гуру Гауранга.

Я ни разу не шелохнулся за все время рассказа, так он потряс меня.

– Такая милость! – сказал я, пристально глядя на шалаграм,  который выглядел еще прекрасней, чем прежде.

– Да, – ответил Гуру Гауранга, – а милостью всегда нужно делиться. Дело в том, что в последнее время я очень занят бизнесом и мне с трудом удается выкроить время на пуджу. Я обещал помочь Вам финансово в организации фестиваля на Маврикии. А также, я помогаю моему духовному учителю Бхакти Чару Махараджу в строительстве храма в Уджайне. Для этого я работаю день и ночь.

Он перевел дух.

– Я поговорил со своей женой, и мы решили попросить Вас взять это Божество.

Я посмотрел на шалаграм. Мой ум затрепетал.

“Один из шести Госвами своей лотосной рукой отдал Его для поклонения, – думал я. – Какая честь для меня!”

Погруженный в свои мысли, я почти не слышал Гуру Гаурангу:

– Ну что, Вы возьмете Его?

Я очнулся.

– Да, – сказал я, – конечно. Спасибо. Что еще я могу сказать? Я буду поклоняться Ему со всей любовью и преданностью, на которые только способен.

Он вложил мне в ладонь Божество, мы обсудили некоторые детали поклонения, и я поспешил на другую встречу. Я ехал по окрестностям Сан-Диего и пытался осознать свою удачу.

“Не могу поверить, что мой тур по Америке заканчивается так удивительно!” – Думал я.

Я молился, чтобы стать достойным той милости, которая на меня пролилась. И сейчас у меня появился самый чудесный стимул для этого: Божество, которое дважды вручали проповедникам, чтобы вдохновить их на служение Господу Чайтанье и Шестерым Госвами Вриндавана.

 

кришнокиртана гана нартана парау премамритамбхо нидхи

дхирадхира джана прийау прия каро нирматсарау пуджитау

шри чайтанья крипа бхарау бхуви бхуво бхаварахантаракау

ванде рупа санатанарагху юго шри джива гопалакау

В глубоком почтении я склоняюсь перед шестью Госвами  – Шри Рупой Госвами, Шри Санатаной Госвами, Шри Рагхунатхой Бхаттой Госвами, Шри Рагхунатхой дасом Госвами, Шри Дживой Госвами и Шри Гопала Бхаттой Госвами, – которые танцуют в экстазе, поглощенные пением Святых Имен Кришны. Они- океан любви к Богу, и, поскольку они ни к кому не питают вражды, они пользуются любовью и негодяев, и честных людей. На них лежит благословение Господа Чайтаньи, и что бы они ни делали, каждому они приносят радость. Они целиком посвятили себя миссионерской деятельности, цель которой – спасти все обусловленные души материальной вселенной.

[Шри Шри Шад-госвами-аштака, Шриниваса Ачарья, Стих 1]