,

Их радостные улыбки

Дневник странствующего монаха

Том 15, глава 2

8 мая 2019

Последние пять месяцев я провел большей частью во Вриндаване, отлучаясь лишь на несколько коротких поездок. Но в начале мая я уехал. Несмотря на приближение тягостной летней жары, мне казалось, что я мог бы задержаться и подольше. Ощущая глубокую разлуку, с огромным сожалением я направлялся в аэропорт Нью-Дели, чтобы улететь из святой дхамы.

Вриндаван становится частью* тебя, когда остаешься в нем достаточно долго. Даже краткое посещение святого места может произвести чудотворный эффект. В «Сканда-пуране» говорится:

«Человек, проживший в Двараке шесть месяцев, месяц или хотя бы полмесяца, заслуживает того, чтобы перенестись на Вайкунтха-локи и получить все блага сарупья-мукти, дарующего преимущества того же четырехрукого тела, что у Нараяны».
[Нектар преданности, глава 7]

А Шрила Прабхупада однажды сказал: «Вриндаван – для вдохновения». Я всегда понимал это так: мы приезжаем во Вриндаван, чтобы очиститься и развить привязанность к нашему возлюбленному Господу Шри Кришне, но через какое-то время должны уехать и делиться нашей огромной удачей с людьми, ничего не знающими о Кришне и Его трансцендентной обители. Заставляя себя уезжать, я держал в мыслях это наставление.

Однако, к тому времени, как я добрался до аэропорта, я уже был в ином настроении, готовый проповедовать сознание Кришны. С самого начала своей карьеры преданного мне одинаково нравилось и проповедовать на улицах западных городов, и бродить по лесам Вриндавана в поисках святых мест. Эти настроения взаимосвязаны. Проповедуя сознание Кришны в странах Запада, мы становимся достаточно подготовленными для посещения Вриндавана, а, живя во Вриндаване, обретаем чистоту и духовную силу, чтобы делиться сознанием Кришны с другими. Шрила Прабодхананда Сарасвати красиво это выразил:

йатха йатха гаура-падаравинде
виндета бхактим кр̣та-пун̣йа-расих̣
татха татхотсарпати хр̣дй акасмад
радха-падамбходжа-судхамбху-расих

«До какого уровня мы предаемся служению Господу Чайтанье – того же уровня мы обретаем и качества, необходимые для служения лотосным стопам Радхарани во Врадже».
[ Чайтанья Чандрамрита, текст 88 ]

 

Из Нью-Дели я вылетел в Польшу, где хранятся мои вещи. Отдохнул там денек и на следующее утро отправился в варшавский аэропорт, чтобы сесть на самолет до Москвы и так начать свой ежегодный месячный тур по России. И столкнулся с очень нелюбезной сотрудницей иммиграционной службы.

– Ваш паспорт, – рявкнула она. За ней сидела другая дама в униформе, наблюдавшая за каждым ее движением. Я сделал вывод, что попал к стажеру.

– Где посадочный талон? – резко бросила она. Начальница еле заметно одобрительно улыбнулась.

– Вот, мэм, – сказал я, передавая его через окошко в стекле.

– Разве вы не знаете, что должны подавать его вместе с паспортом? – прорычала она так, будто я был самым распоследним тупицей.

– Да, конечно, в следующий раз так и сделаю, – ответил я, удивляясь, неужели в должностные обязанности входит резкое и грубое обращение с вылетающими пассажирами.

 

Пока она проверяла мои документы, я вспомнил, как однажды в аэропорту Джона Кеннеди в Нью-Йорке проходил иммиграционный контроль вместе со Шрилой Прабхупадой. Таможенник был с ним очень груб. Он хотел посмотреть, что в маленьком белом чемоданчике Шрилы Прабхупады, но замок заклинило, и Шрила Прабхупада никак не мог его открыть.

Офицер потерял терпение:

– Я же сказал открыть! – прикрикнул он на Шрилу Прабхупаду.

Возмутившись, я шагнул вперед, и рука моя сжалась в кулак:

– Еще раз скажешь что-нибудь таким тоном моему духовному учителю – разобью физиономию!

В наше время этого было бы достаточно для ареста. Но тогда таможенник лишь отпрянул от меня в шоке.

– А я-то думал, что вы, Харе Кришны**, за мир! – саркастически заметил он.

Я по-прежнему стоял в вызывающей позе. Как бы желая меня унять, он сказал:

– Ладно, молодой человек, тогда вы откройте.

Я придвинул к себе чемоданчик, немного повозился с замком, и крышка, подскочив, внезапно открылась. Как завороженный, я стоял и разглядывал личные вещи моего духовного учителя: его паспорт, золотую ручку, маленький шарик тилака, тюбик с аюрведическим лекарством, пару каратал и другие трансцендентные предметы.

Голос таможенника нарушил мое благоговение.

– Молодой человек, это я должен осматривать вещи, не вы.

Я подвинул чемоданчик ему, и после беглого осмотра он нас пропустил.

Уже когда мы шли по летному полю к самолету, Шрила Прабхупада сказал:

“Из-за соприкосновения с гунами материальной природы люди развивают множество плохих качеств. Но когда кому-то выпадает удача общаться с преданными Господа, он развивает все хорошие качества полубогов”.

 

– Ваш паспорт! – сердитая сотрудница польской иммиграционной службы размахивала моими документами по ту сторону стекла.

– О, простите, – сказал я, и она вытолкнула их через окошко.

Начальница улыбнулась ей, будто подтверждая хорошо проделанную работу. А затем переключилась на другого стажера, слева от себя.

Поведение моей таможенницы тотчас изменилось. Широко улыбаясь, она прошептала через окошко:

– Я обожаю ваши лекции на фестивале Индии. Каждое лето я езжу в Реваль. У меня есть «Бхагавад-гита».

Я тоже улыбнулся и хотел было ответить, но начальница, заподозрив что-то неладное, обдала ее холодным взглядом. Мгновенно ее лицо опять стало каменным.

– На этом всё, – сказала она, давая понять, что я должен отойти.

«Спасибо, Кришна, – думал я, – что показываешь мне чудные плоды Твоего движения самкиртаны».

Иммиграционный и таможенный контроль в Москве прошел на удивление легко. В зале прилета меня встречали 60 счастливых преданных, все с улыбками до ушей. Когда я шел к ним, меня посетило странное чувство. «Что это такое с преданными», – думал я. А затем понял: «Их улыбки! В точности как у сотрудницы иммиграционного контроля в Варшаве. У любого, кто испытал на себе милость Кришны, такая же радостная улыбка».

Я вспомнил фрагмент лекции Шрилы Прабхупады, которую недавно слушал.

«Верховный Господь радостен. Если вы оказались в счастливом сообществе или рядом со счастливым человеком, то автоматически станете радостны. Нет нужды быть радостными порознь. Само общение сделает вас радостными. Таково сознание Кришны. Просто благодаря общению. Это счастье от общения со Всевышним».
[лекция по «Бхагавад-гите», Лос-Анджелес, декабрь 1968]

 

Я подошел к собравшимся ликующим преданным, и они задарили меня бесчисленными букетами цветов и прекрасными цветочными гирляндами всех видов. Я уже раздавал букеты преданным рядом, а новые все прибывали в мои руки.

Идя к паркингу, я снимал с себя гирлянды и раздавал недоумевающим прохожим. Конечно, требуется немного смелости, чтобы подойти к совершенно незнакомому человеку и надеть ему гирлянду. Но я всегда убеждаюсь, что этот миг становится одним из «магических моментов» в сознании Кришны, как их называла моя духовная сестра Ямуна даси. Кто бы сомневался, большинство людей расплывались в широченных улыбках, напоминающих улыбки преданных, и принимали гирлянды. Некоторые даже просили с ними сфотографироваться.

Лифт к паркингу был переполнен: пятеро преданных и, по меньшей мере, еще человек двадцать. Столько незнакомцев столпилось в замкнутом пространстве – атмосфера была напряженной. В лифте было душно, плохо пахло, и единственным утешением был невероятный аромат трех гирлянд на моей шее, одна из которых почти касалась пола. Я чувствовал на себе взгляды пассажиров лифта, хотя и не был уверен, что именно кажется им странным: гирлянды, мои одеяния санньяси или и то, и другое. Я обратился к своему секретарю, прижатому ко мне.

– Махаван, – говорю, – хочу сделать объявление. Переводи людям, громко и четко.

Махаван посмотрел на меня в недоумении:

– Но, Гурудева…

– Дамы и господа, – громко начал я, – у меня тут чудесные ароматные гирлянды, которые любезно подарили мне мои ученики. До этого их предложили Богу, поэтому они приносят удачу любому, кто их носит.

Все, включая Махавана, будто застыли.

– Давай! – повторил я ему. – Переводи и улыбайся. Я проделывал это тысячи раз.

Так оно и было. В 1970-е годы я часами разъезжал в поездах парижского метро. На мне были дхоти и курта, яркая тилака и гирлянда, которую носили накануне Шри Шри Радха-Париж-Ишвара. Я запрыгивал в вагон метро и громко объявлял по-французски: «Дамы и господа! Добрый день всем замечательным людям Парижа. Я – монах из Америки, только что вернулся из Индии. У меня с собой книги, написанные моим духовным учителем, в которых он делится со всеми мудростью древней Индии. Это знание может решить все проблемы и изменить мир к лучшему. Когда я буду проходить мимо вас, пожалуйста, возьмите одну книгу и дайте щедрое пожертвование». Наверное, я произнес эту мантру 100 000 раз и продал 10 000 книг. Иногда я встречался с неприятием, но чаще всего люди были заинтригованы моим одеянием, улыбкой и смелостью, – так что они брали книги.

 

Я слегка подтолкнул Махавана:

-Давай же, – подбодрил я его.

– Дамы и господа, – начал он по-русски.

– Громче!

– Моему духовному учителю надарили чудных благоухающих гирлянд, – говорит он  немного громче.

Когда он закончил, лифт безмолвствовал. Люди переминались, некоторые нервно переглядывались. Время будто остановилось.

Затем женщина лет пятидесяти произнесла:

– Ладно, если можно, я бы хотела розовую.

Атмосфера разрядилась, и все стали уже без стеснения разглядывать гирлянды. Я поместил розово-бело-голубую гирлянду ей на шею.

– Какая честь, – выговорила она, затаив дыхание.

– Как это приятно слышать, – отвечаю.

Будто стараясь опередить всех заинтересованных в оставшихся гирляндах, другая женщина выпалила:

– Я бы хотела желтую!

Теперь уже все без исключения улыбались. Я вновь вспомнил слова Шрилы Прабхупады: «Если вы оказались в счастливом сообществе или рядом со счастливым человеком, вы автоматически станете счастливы».

Лифт уже доехал до верхнего этажа паркинга, когда стоявший в углу пожилой мужчина в черной потертой одежде тихо сказал:

– Уважаемый, а можно мне последнюю, длинную?

– Конечно, – отвечаю, надевая ему гирлянду. Он разулыбался, глядя, как она раскачивается у его лодыжек.

Лишь только открылись двери лифта, славная атмосфера улетучилась: все бросились искать свои машины. Только старик передвигался медленно, выверяя каждый шаг и сохраняя равновесие при помощи трости.

– Уважаемый, вас встречает кто-нибудь? – спрашиваю.

– О, нет, – отвечает он. – Никого. Я один.

– Жаль это слышать.

– А, не переживайте. Я на машине, и ваш добрый поступок осветил мой день. На мне гирлянда из цветов, благословленная Господом! Что может быть лучше такой удачи?

Он направился к паркингу. Это было то еще зрелище: старик в помятой одежде, неторопливо уходящий в тусклый свет – с гирляндой, доходящей ему до лодыжек, и со светящейся улыбкой.

 

*******************

 

«У Говинды, изначальной Личности Господа, в руках флейта. Он очень радостный, всегда улыбается. Своей улыбкой Он благословляет вас. Вы видите, как Он улыбается – и сами всегда улыбаетесь. Это настолько замечательно».
[ лекция Шрилы Прабхупады, Монреаль, 4 июля 1968 ]

 

 

На английском: https://www.facebook.com/indradyumna/posts/10214222296894318

 

_________________
* Vrindavan grows on you – букв. “прорастает” (прим. ред.)
** Hare Krishnas – общепринятое обращение к преданным движения Харе Кришна в англоязычных странах (прим. ред.)