, ,

Из “Уткалика-валлари”

“О великолепное, благоуханное древо желаний тамала, цветущее в лесу Вриндавана,

увитое лозой мадхави богини-повелительницы этого леса;

О дерево, сень славы которого защищает мир от несметного множества жгучих страданий, –

какие же удивительные плоды находят люди у Твоих лотосных стоп?

[ Шрила Рупа Госвами, Utkalika-vallari, стих 66 ]

 

1 сент 2003 (Дневник странствующего проповедника, том 5.9)

18 мар 2012 (том 12.4)

 

,

Озера нектара

Фотоальбом Lakes of Nectar

Только закончился сезон дождей, и многочисленные священные кунды, окружающие холм Говардхан, наполнены до краев. Все красиво и зелено. Погода очень приятная. Люди, коровы, птицы и все живые существа, живущие вокруг Гирираджа, – счастливы.

, ,

Молитва Вриндавану

“Пусть же эта трансцендентная обитель Вриндавана, которая легко дарует удовольствие каждому, которую удалось постичь лишь редким возвышенным личностям, и которая приносит счастье всем живым существам во Вселенной, смилуется над таким духовным слепцом, как я”.

[ “Вриндавана-махимамрита” Шрилы Прабодхананды Сарасвати, текст 26 ]

,

Милость Ямуны

Долгий сезон дождей в Индии побудил реку Ямуну широко разлить свою милость по всему Вриндавану. Эта святая земля не видела такого наводнения 40 лет! Хотя оно доставляет некоторые неудобства, Враджаваси смотрят на него как на особую форму милости.

Фотоальбом на FB

,

Из “Вриндавана Махимамриты”

“Я медитирую на землю Вриндавана, где пасутся коровы с телятами, где непосед-пастушков пьянят беспрестанные игры, где группы восхитительных юных пастушек устраивают праздники, где вся атмосфера делается очаровательной благодаря играм Шри Шри Радхи-Кришны”.

[ Шри Вриндаван-Махимамрита, шатака 10, текст 25 ]

, ,

Шрила Прабхупада на парикраме по Вриндавану

http://www.facebook.com/album.php?aid=2052135&id=1004245295&ref=mf

, , ,

Возвращение домой

Том 10, глава 1
16 – 30 ноября 2008

 

В 70-е годы каждый раз, когда я приезжал в Индию, я испытывал культурный шок. Перенаселенные города, жара, еда, тропические болезни и аскетичные поездки внутри страны постоянно напоминали мне, что я гость в чужой стране.

В последующие годы я стал посещать Индию чаще, и в итоге стал чувствовать себя там как дома, особенно во Вриндаване и Маяпуре, где Господь однажды явил Свои трансцендентные игры.

Но в этом году я испытал культурный шок, когда после Индии приехал в Гонконг. Как человек с современным складом ума, я должен был бы чувствовать себя в Гонконге как дома. Ведь это такой же западный город, как Нью-Йорк, Лондон или Париж, но я почувствовал себя не в своей тарелке, ещё даже не покинув аэропорта.

Когда мы со Шри Прахладом прошли ослепительные залы иммиграционного контроля и таможни, я повернулся к нему и сказал:

– Есть только одна причина, чтобы уехать из Вриндавана.

– Какая? – спросил он.

– Чтобы поделиться своей удачей с другими, – ответил я.

Я чувствовал себя неуютно, пока на следующий день мы с 50 преданными из Китая не отправились на харинаму. Как только Шри Прахлад под аккордеон начал вести киртан, мне показалось, что я очутился во Вриндаване.

Я махнул ему и, перекрывая звук каратал и мриданг, крикнул:

– Эй! Мы будто и не уезжали из дхамы!

Но как только мы вернулись в гостиницу, гуны природы снова перешли в наступление. Я зажег благовония и свечи на своем алтаре и сел читать джапу.

– Вот так-то лучше, – подумал я.

И все же это было странно. Я всегда быстро приходил в себя после отъезда из Индии. Мне подумалось, дело в том, что в этот раз два месяца парикрам по Вриндавану были столь глубоки и содержательны, что контраст с Гонконгом оказался слишком велик.

Несколько дней спустя мы отбыли на Филиппины. Во время полета я прочитал в газете отчет Национального Комитета по Разведке США (Совет по координации усилий разведки в определенных географических регионах и промышленных отраслях – прим. пер.). Отчет, на подготовку которого ушел целый год, кратко описывал будущее для администрации нового президента Барака Обамы. Он назывался “Глобальные тенденции до 2025 года. Меняющийся мир” и содержал довольно смелые предсказания:

“Риск использования ядерного оружия к 2025 году невероятно возрастет, что приведет к напряженной и нестабильной обстановке в мире и угрозе войны”.

“Мир в ближайшем будущем столкнется с все возрастающей вероятностью возникновения конфликтов из-за ресурсов, в том числе из-за продовольствия и воды. Его будут упорно преследовать угрозы “стран-изгоев” и террористических группировок, которые все чаще станут получать доступ к ядерному оружию”.

“Увеличение разницы в уровне рождаемости, в соотношении богатых и бедных, а также воздействие изменений в климате могут еще больше усилить напряженность”.

Я откинулся назад и стал размышлять над тем, что только что прочитал.

“Все это сделает и без того нелегкую задачу оставаться в сознании Кришны на Западе еще более трудной”, – сказал я сам себе.

Тем вечером в Маниле мы провели харинаму, в которой участвовало более сотни преданных. Я был уже весь мокрый из-за высокой влажности, когда мы, воспевая, проходили мимо обветшалых зданий, расположенных рядом с университетом. На улицах было полно торговцев, повсюду были толпы людей. Беспризорники пели и танцевали вместе с нами.

– Следи за своей сумкой, – сказал я преданному-филипинцу, когда мы остановились на перекрестке. – Эти маленькие уличные мальчишки воспользуются твоей невнимательностью и утащат ее.

Харинама, как всегда, была преисполнена блаженства, но как только она закончилась, я почувствовал жажду по чистой и святой атмосфере дхамы, которая была сейчас в тысячах милях от меня.

Я стал ругать себя. “Так нехорошо, – думал я. – Я должен изменить это умонастроение. Цель посещения святой дхамы – вернуться и проповедовать в местах, подобных этому”.

Я открыл свое сердце Шри Прахладу:

– Я все еще тоскую по домашней атмосфере Вриндавана, – сказал я.

Шри Прахлад улыбнулся и процитировал слова Адвайта Ачарьи, которые тот произнес, обращаясь к Господу Чайтанье Махапрабху:

ачарья кахе – туми яхан сей вриндавана
“Где бы Ты ни был, Мой Господь, там Вриндаван”.

После недели, проведённой в Маниле, мы вылетели в Сидней, где присоединились к 26-ти преданным из моего Европейского летнего тура. Мы начали двухмесячный фестивальный тур по Австралии, и наша первая программа должна была быть в Терригале, небольшом пригороде Сиднея.

Но мы были так заняты репетициями, что не оставалось достаточно времени на харинамы. Поэтому я отправился к нашему спонсору и организатору фестивалей Пратапану дасу.

– Я беспокоюсь, – сказал я ему. – У нас есть время только на одну харинаму, чтобы прорекламировать нашу программу. Возможно, придет мало людей.

– Не беспокойтесь, – ответил он. – Мы развесили много плакатов и раздаем приглашения в супермаркетах. Город уже гудит.

За день до нашей программы в Индии произошло нечто ужасное. То, что я прочитал в Интернете, повергло меня, как и многих людей по всему миру, в шок… небольшая группа террористов-мусульман напала на несколько общественных мест в Мумбае, финансовой столице Индии.

На следующий день я узнал новые подробности этой жуткой атаки на Мумбай. Я получил электронное послание от Ашока Тивари, кандидата в мои ученики из Мумбая. Он начальник вокзала Виктория, одного из объектов, подвергшихся нападению террористов.

Ашок рассказал мне, что он как раз собирался лечь спать, когда ему позвонил перепуганный дежурный по вокзалу и сказал, что два человека, вооруженные АК-47, расстреливают людей. Ашок бросился к вокзалу, который находится в нескольких километрах от его дома, и увидел, что полицейские вели перестрелку с террористами, которые после этого исчезли в ночи. Он помог полицейским погрузить раненых в такси и другие машины и отвезти их в больницу. Хуже всего было то, что среди 50 погибших он нашел своих пятерых сотрудников, лежащими на полу в лужах крови.

По дороге на программу я вспомнил про отчет США, где говорилось, что в ближайшем будущем активность террористов возрастет.

– Ближайшее будущее всегда приходит слишком быстро, – тихо сказал я, когда мы въехали в Терригал.

И хотя трагедия произошла в тысячах миль от нас, это было напоминанием о жизни в материальном мире и необходимости проповедовать сознание Кришны.

“Шрила Прабхупада уехал из Вриндавана лишь по этой причине, – сказал я себе, когда двери в зал открылись и люди хлынули туда. – И я желаю только одного: полностью сосредоточиться на том, чтобы дать этим людям духовное знание, которое они ищут”.

В этот момент ко мне подошел хорошо одетый мужчина.

– Простите, – обратился он ко мне, – это вы Индрадьюмна Свами?

Я был удивлен, что гость знает мое имя.

– Да, сэр, – ответил я, – это я Индрадьюмна Свами.

– Вы будете выступать сегодня вечером?

– Да, буду, – ответил я, – всего через несколько минут.

– Я пришел, чтобы послушать вашу речь.

– Правда? – немного смущенно спросил я.

– Дело в том, – ответил мужчина, – что я был на одном из ваших фестивалей в пригороде Сиднея в прошлом году, и лекция, которую вы дали, перевернула всю мою жизнь.

– Все что я знаю, я узнал от моего духовного учителя, – ответил я.

– На самом деле, тогда я попал на нее случайно, – стал рассказывать он. – Я был бездомным бродягой. Из-за жизненных невзгод я стал алкоголиком. В результате потерял высокооплачиваемую работу, а жена выгнала меня из дома. Два года я бродил в окрестностях Сиднея, выпрашивал еду на кухнях или находил ее в мусорных баках. Все деньги, которые мне удавалось насобирать, попрошайничая, я тут же тратил на вино.

Тут один из преданных прервал нас.

– Гуру Махараджа, извините, – решительно сказал он. – Там собралась толпа в 900 человек, у нас еще никогда не было такого количества зрителей. Вы выступаете через 10 минут.

Я едва расслышал его слова, поскольку полностью сосредоточился на стоящем передо мной мужчине.

– Как-то я проходил мимо концертного зала в Ньютауне, – продолжал мужчина. – Там висел плакат с рекламой вашего представления, и говорилось, что будет бесплатный пир. Я постарался привести в порядок свою грязную одежду, пригладил волосы, чтобы выглядеть представительно, и вошел. Внутри было темно, была освещена только сцена, и вы только что начали свою лекцию. Я не увидел ничего, что можно было бы съесть, поэтому сел в кресло и стал слушать.

Понял я немного. Но я услышал, как вы объясняете то, что вы называете 4 регулирующими принципами: не есть мясо, не употреблять одурманивающие вещества, не заниматься незаконным сексом и не играть в азартные игры. Каким-то образом ваши слова вошли в моё сердце, и я изменился. Я ушел сразу, как вы закончили, и пока брел по улицам, принял решение, что с того самого момента буду следовать этим правилам.

Можете не верить, но с того момента я не брал в рот ни капли алкоголя. Я стал жить чистой жизнью. И, буквально в двух словах, моя жена приняла меня назад, и я даже вернулся на свою прежнюю работу.

– Какая удивительная история, – воскликнул я.

– И это еще не все, – продолжил он. – Я все время думал, когда же я снова встречу вас. Шесть месяцев назад один из ваших подошел ко мне на улице с книгой, это была Бхагавад-Гита. Я помнил о ней, поскольку вы упоминали ее в своей лекции. Я купил ее и тем же вечером начал читать.

Там были адреса ваших центров в Сиднее, так что на следующий день я пошел в один из них и послушал ещё одну лекцию. Лектор говорил о том, что нужно не только соблюдать регулирующие принципы, но и читать Харе Кришна мантру, и я купил четки с мешочком. Последние несколько месяцев я повторяю по 16 кругов ежедневно.

– Это поразительно, – сказал я и посмотрел, что происходит на сцене.

– А в следующем году мы с женой планируем поехать в Индию, во Вриндаван.

– Что? – спросил я. – Вы хотите поехать во Вриндаван?

Он улыбнулся.

– Да, – ответил он. – Вы там были?

– Да, был, – тихо ответил я, – много раз.

– Я так хочу поехать туда! – сказал он.

В этот момент другой преданный прервал нас.

– Махараджа, – позвал он, – ваш выход.

Я мгновение поколебался, а затем повернулся к своему собеседнику.

– Спасибо, что рассказали мне свою историю, – сказал я.

– Это я должен благодарить вас, – ответил он.

– Мы можем продолжить разговор позже, – сказал я, уходя.

– Нет необходимости, – ответил он. – Я уйду, как только вы закончите. Я надеюсь, что ваша лекция еще больше вдохновит меня повторять святые имена.

Я поднялся на сцену, чтобы дать лекцию. Я сел и окинул взглядом огромную аудиторию. И тут заметил в первом ряду мужчину, с которым только что разговаривал.

“Сколько еще людей, таких как он, сидят в зале? – подумал я. – Сколько еще людей получат милость Господа Чайтаньи сегодня вечером?”

Эта мысль заставила мое сердце биться чаще. Преданный, который настраивал микрофон для меня, заметил мое волнение. Он наклонился к моему уху.

– Махараджа, – прошептал он, – все в порядке?

– Да, – ответил я. – Я в порядке. Все хорошо.

И я вспомнил слова Адвайта Ачарьи: “Где бы Ты ни был, Мой Господь – там Вриндаван”.

Я почувствовал, как губы мои расплываются в улыбке.

– Все в порядке, – повторил я. – Хорошо снова оказаться дома.

Примечание.

29 ноября 1971 года Глава муниципалитета Вриндавана, его члены и секретари, а также жители Вриндавана Дхамы обратились к Шриле Прабхупаде с такими словами:

“О великая душа! Сегодня мы, жители Вриндавана, известные как Бриджабаси, все вместе смиренно приветствуем Ваше Святейшество в святом месте Вриндаване и очень гордимся этим. На протяжении многих лет Вы жили в храме Радхи-Дамодары и в настроении глубокой медитации поклонялись Ее Светлости Шримати Радхарани, и поэтому сейчас Вы обрели понимание того, как освободить весь мир. В доказательство Вашего совершенства мы собственными глазами можем видеть Ваших западных учеников, и мы с гордостью наблюдаем, как они меняются, благодаря Вам. Мы считаем привилегией для себя видеть Вас одним из нас, жителей Вриндавана. Мы уверены, что где бы Вы не путешествовали, Вы должны нести с собой дух Шри Вриндавана-дхамы. Культура, религия, философия и трансцендентное бытие Шри Вриндавана-дхамы путешествует с Вами.

Благодаря посланию, которое несете Вы, Ваше Святейшество, люди всего мира обретают близкие отношения с Вриндавана-дхамой. Мы абсолютно уверены, что только благодаря Вашей проповеди трансцендентное послание Вриндавана распространится по всему миру”.

, , , ,

Принимая заботу

Том 6, глава 18
26 сентября 2005

 

 

Вскоре после сезона наших летних фестивалей Нандини даси и Джаятам дас предложили организовать для меня отдых, чтобы я смог восстановиться после нагрузки от 61 фестиваля, проведённых за три месяца.

Несомненно, в отдыхе я нуждался, но предложение отклонил. “Мне нужно сохранять активность, – подумал я, – в противном случае боль разлуки с фестивалем будет слишком сильна”.

Джаятам был недоволен. “Шрила Гурудева, – сказал он, – вам почти 57. Вам следовало бы начать заботиться о себе получше. Недавно вам понадобилось много времени, чтобы справиться с гриппом”.

Позже пришло приглашение посетить фестиваль на Чёрном море в Украине, в Одессе. Я ухватился за эту возможность.

– По крайней мере, найдите время поплавать, – сказал Джаятам. – Это сотворит с вами чудо.

– “Хорошая идея, – ответил я и бросил в чемодан пару плавок.

Трёхдневное мероприятие превратилось в лекции и киртаны, шедшие один за другим, и море я видел только на расстоянии. Но к вечеру второго дня тело подало мне сигнал.

Я выступил, чтобы вести арати в главном пандале. Туда набилась тысяча преданных, жаждущих киртана. Нагнувшись, чтобы взять мридангу, я почувствовал приступ острой боли в правом боку. Я выпрямился, и боль постепенно утихла.

“Слишком плотный обед”, – подумал я и начал петь.

Когда киртан усилился, я отдал микрофон и начал танцевать вместе с преданными. Через час все мы высоко прыгали. Неожиданно я почувствовал ту же острую боль в животе. Я продолжал танцевать, пытаясь игнорировать ее, но она стала слишком сильной. Мне пришлось сбавить темп. Я снова взял микрофон и начал петь, но боль становилась сильнее. Мой голос начал сходить на нет, и мне пришлось завершить киртан.

Киртан! – кричали преданные. – Киртан!” Пытаясь выдавить улыбку, я повернулся и направился к ближайшему стулу.

Ко мне подскочил брахмачари.

– Всё в порядке? – спросил он. – Вы выглядите бледным.

– Всё хорошо, – сказал я. – Нет проблем.

Через несколько минут старший преданный начал на сцене лекцию, а я вернулся в свою комнату.

“Завтра со мной всё будет в порядке”, – подумал я, засыпая.

На следующее утро я должен был давать лекцию по Шримад-Бхагаватам. Как только я сел играть на гармони и запел перед началом лекции, я снова почувствовал боль в боку.

“Да что происходит?” – подумал я и быстро закончил бхаджан.

В полдень, перед отъездом в Польшу, я инициировал в своей комнате 10 учеников. Садхумати даси, 85-летняя ученица, вошла для получения гаятри-мантры.

В ее глазах были слезы: “Этого момента я ждала долгие годы, – сказала она. – Гуру Махараджа, у меня была трудная жизнь, но Господь всегда приглядывал за мной и защищал”.

Когда я читал гаятри-мантру в её правое ухо, боль в правом боку появилась снова. Я вздрогнул и приложил усилия, чтобы сохранить концентрацию.

Мне было интересно, как Садхумати смогла сохранить сильную веру в Господа на протяжении всей своей жизни, и я попросил её рассказать о себе.

“Я родилась под Николаевым, на Украине, – начала она, – и была младшей из шестерых детей. Моя семья была очень бедной, а жизнь суровой. Даже будучи детьми, мы работали так тяжело, что едва находили время посещать церковь.

Мне было около двадцати лет, когда началась Вторая Мировая. Меня послали в Саратов шить шинели для солдат. Это были трудные времена. Нам выдавали только по 500 грамм хлеба на день. Иногда я плакала от голода. Помню, как я молилась Богу, чтобы не умереть.

Я подумала, что любые условия будут лучше, чем те, в которых мы жили, и решила пойти на фронт добровольцем. Так как я была женщиной, местный военком сначала отказал, но я настаивала, и он, в конце концов, согласился. В ту войну наша армия потеряла много людей. После трехмесячной подготовки меня послали помогать защищать от фашистов Петербург.

Несмотря на то, что я была коммунисткой, я сохранила веру в Бога. Во время войны я видела столько ужаса. Я часто молилась: “Мой Господь, если меня сегодня убьют, пожалуйста, забери меня к Себе”.

Однажды мне пришлось забраться на телефонный столб, чтобы починить провода. В этот момент два самолета-истребителя столкнулись в небе, и падающие обломки сбили меня вниз. Я была тяжело ранена, но выжила.

После войны я вышла замуж за военного, и у нас родились трое детей. Когда мой старший сын вырос, он попал в дурную компанию, начал пить и принимать наркотики. Чтобы продолжать, он стал воровать и, в конце концов, ушел из дому. Так жизнь потеряла для меня смысл, и я отчаянно молилась Господу о помощи.

Однажды сын зашёл домой, и я заметила в нём замечательные перемены. Он отказался от дурных привычек, стал мирным и спокойным. Он сказал, что это благодаря его вере в Бога и рассказал, что присоединился к духовному движению из Индии. Он предложил мне посетить его храм, и когда я туда пришла, то была поражена духовной атмосферой.

Я посещала храм регулярно и была счастлива в доме Бога, чистя овощи и моя полы.

Через несколько лет вы приехали навестить нас, и после вашей первой утренней лекции я спросила, могу ли стать вашей ученицей. Сейчас я получаю второе посвящение и чувствую себя в такой безопасности в руках Кришны”.

Я был поражён. “Вот милость Господа, – думал я, – пожилая женщина из украинской деревни, служившая в Советской Армии, стала брахмани-вайшнави.”

Я задал ей последний вопрос:

– Несмотря на свои 85, Вы выглядите достаточно здоровой. В чём секрет?

Улыбнувшись, она ответила:

– Я слежу за собой.

Её ответ вторил совету Джаятама и Нандини несколько дней тому назад: лучше заботиться о своём здоровье.

“Через неделю буду в Венгрии, – подумал я, – и встречусь с доктором на предмет боли в боку”.

По прибытии в Будапешт преданные сразу же организовали мне встречу с хорошим доктором.

Доктор хотел, чтобы сначала я сдал кровь и прошёл УЗИ брюшной полости. Во время сканирования медсестра-практикантка задохнулась от удивления.

– О Господи! – не сдержалась она. – Печень очень увеличена!

Старшие медсестры, строго взглянув на неё, сделали замечание.

– Вот оттуда и идёт боль, – сказал я.

Через несколько часов снимок изучал доктор.

– Как долго у вас такое состояние? – спросил он обеспокоенно.

– Я почувствовал боль десять дней назад, – ответил я.

– Десять дней? И пришли только сейчас?

Я промолчал.

– А раньше были проблемы с печенью?

– Десять лет тому назад в Индии у меня был гепатит А, – ответил я.

Преданный, который пришел со мной, сказал:

– А ещё он помогал старшему преданному нашего движения Шридхаре Свами в его последние дни. У Шридхары Махараджа был гепатит C. Индрадьюмна Свами доедал что-то за Махараджем.

Доктор выглядел встревоженным.

– Гепатит C можно получить только через заражение крови, – сказал я преданному.

– Или пищу, заражённую от крови изо рта больного, – ответил преданный. – Десны Махараджа кровоточили до последнего момента.

Внезапно я осознал, что я, быть может, серьёзно болен. Меня бросило в жар. “Гепатит C может убить”, – подумал я и почувствовал слабость.

– Завтра посмотрим результаты анализа крови, – сказал доктор профессиональным тоном. – До тех пор нет смысла это обсуждать.

На обратном пути к храму я молчал. Вернувшись в свою комнату, я присел на кровать.

“Это что, начало продолжительной болезни? – подумал я и тряхнул головой. – Нет, нет. Слишком рано начинать думать так. Доктор сказал, что мы должны подождать результатов анализа крови”.

Но постоянная боль, беспокойство на лице доктора и слова преданного повлияли на меня.

“Если действительно окажется, что я серьёзно болен, – думал я, – то я буду продолжать проповедовать, сколько смогу, и в то же время постараюсь углубить свое сознание Кришны. Предприму серьёзные усилия и отвергну всё, что не нужно для пробуждения любви к Кришне”.

Я осмотрел комнату и усмехнулся. “Сомневаюсь, что в этих удобствах будет смысл, когда смерть будет у порога”, – подумал я.

Покачав головой, я тихо сказал сам себе: “Как тебе не стыдно – ты, похоже, больше осведомлён об урагане Катрина и войне в Ираке, чем об играх Кришны во Вриндаване.”

“И прибавил в весе”, – добавил я, увидев своё отражение в зеркале.

Я достал ручку и бумагу. “Есть в меру”, – записал я.

“А как я тратил своё свободное время?”

“Занимаясь общественной жизнью, – сказал я тихо, отвечая на собственный вопрос. – Но лучше использовать это время для обучения, повторения святых имён и молитвы”.

Кто-то постучал в дверь, и я очнулся от самоанализа.

– Войдите, – сказал я.

Преданный приоткрыл дверь и заглянул внутрь:

– Махараджа, что сказал доктор?

– Не многое, – ответил я. – Он ждёт результатов анализа крови, но это может быть чем-то серьёзным.

– Очень надеюсь, что это не так, – сказал он и закрыл дверь.

– Я тоже, – сказал я, выдыхая. – Но что, если это начало конца?

Вечером, когда я лёг спать, боль вернулась, и я долго ворочался, пытаясь найти удобное положение.

Спустя некоторое время я сел. “Готов ли я умереть? – спросил я себя. – Я должен быть готов. Вся жизнь преданного – подготовка к этому финальному моменту.”

Я вспомнил бенгальскую пословицу:

бхаджан кара садхана кара-мурте джанле хой

“Любой баджан и садхана, которые человек практикует в течение жизни,

будут проверены во время смерти”.

 

[ лекция Шрилы Прабхупады, Мумбай, 11 января 1975 ]

Я снова лёг и, пока не погрузился в сон полностью, дал себе слово: “Чем бы это ни кончилось, я постараюсь стать ещё лучшим преданным”.

Я проснулся через пять часов, думая, что мне приснился кошмар о том, что я болен. Но боль в боку возобновилась – и я вернулся к суровой реальности.

Медленно тянулось утро, я ждал поездки обратно в клинику. Наконец пробило 10 утра, мы вошли в кабинет врача, и я увидел результаты анализа крови на столе. Он говорил по телефону с серьезным выражением лица. Я занервничал. Наконец (казалось, прошла вечность!) он закончил разговор и взял результаты анализов. Он медленно повернулся в своём кресле.

Это был очень напряженный момент.

Он посмотрел на результаты. Затем улыбнулся.

– Я вижу, что страшного ничего нет, – сказал он. – Нет вируса, инфекции или опухоли.

Меня окатило волной облегчения.

– Моё мнение таково, что ваша печень была ослаблена гепатитом несколько лет назад, а ваше теперешнее истощённое состояние, продолжительный грипп, и, вероятно, лекарства, которые вы принимали, привели к тому, что печень увеличилась.

В течение месяца воспаление будет постепенно уменьшаться, но только в том случае, если вы будете сохранять полный покой, правильно питаться и выполнять умеренные физические упражнения.

Как только мы вышли из кабинета, преданный, сопровождавший меня, издал вздох облегчения:

– Звоночек был близко, Махараджа.

– Да, больше похоже на будильник, – подтвердил я.

– Чтобы подстраховаться, наверное, лучше позаботиться о себе? – спросил он.

– Да, и серьезнее отнестись к сознанию Кришны.

Его лицо просветлело:

– Скоро с вами всё будет, как раньше.

Я, было, собрался согласиться, но вдруг вспомнил свои реализации прошедшей ночью.

– В действительности, не думаю, что дела пойдут так же.

Его улыбка исчезла:

– Что вы имеете в виду? Ведь доктор сказал, что через месяц всё будет в порядке”.

– Прошлой ночью я дал себе обещание, и чувствую, что оно остаётся в силе, как и когда я думал, что столкнулся с продолжительной болезнью.

Преданный поднял брови.

– Придет момент, когда анализы не будут не столь же хороши, – пояснил я. – И, несомненно, однажды придётся умереть. Я должен внести кое-какие поправки в свою духовную жизнь. Санньяси должен быть символом отречения.

Рыба может плавать в воде, но если попытается плавать в молоке – она утонет. Также и тот, кто находится в отречённом укладе жизни, должен жить просто. Если он принимает слишком много удобств, он может пасть.

Выздоравливая, я буду использовать время для того, чтобы увеличить слушание и воспевание о Господе. Это поможет мне, и это поможет проповеди. Садху не должен быть подобен корове – всегда давать нектарное молоко, но при этом питаться лишь травой.

– Куда поедете лечиться? – спросил преданный.

– Для пользы тела, я сейчас же отправлюсь в Дурбан, в Южную Африку, и отдохну там месяц в нашем храме. Но для души я поеду во Вриндаван на время Карттики. Там приму прибежище у преданных и постараюсь помнить о трансцендентных играх Господа.

 

свантар бхава виродхини вьявахртих сарва санаис тйаджйатам
свантас чинтита таттвам эва сататам сарватра сандхийатам
тад бхавекшанатах сада стхира чаре нйа дрк тиро бхавайатам
вриндаранья виласинор ниш дасйотсаве стхийатам

svantar bhava virodhini vyavahrtih sarva sanais tyajyatam

svantas cintita tattvam eva satatam sarvatra sandhiyatam

tad bhaveksanatah sada sthira care nya drk tiro bhavayatam

vrindaranya vilasinor nisi dasyotsave sthiyatam

 

“Одно за другим оставь дела, что не твои по духу.

Думай о том, что прочно утвердилось в сердце.

Считай что все – и движущиеся, и неподвижные, –

живые существа Вриндавана погружены в мысли о Радхе-Кришне.

Так радостно живи во Вриндаване, в служеньи юной Божественной Чете”.

 

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, Шри Вриндаван Махимамрта, Шатака 3, текст 1 ]