, , ,

Я мог бы делать это вечно

Том 14, глава 9

Я заселился в тихую классную комнату школы, которая снова должна была стать базой нашего летнего фестивального тура. Стены были заставлены пробирками, микроскопами и разноцветными бутылками с растворами. Гуру Крипа дас, оглядев помещение, рассмеялся.

– Гурудева, вы последние пятнадцать лет каждое лето на три месяца останавливаетесь в этом кабинете. То есть, вы прожили в этой лабораторной целых четыре года! Вы когда-нибудь замечали мозг обезьяны в сосуде с формальдегидом?

– Ну конечно, – ответил я. – Но я старался не смотреть. Шрила Прабхупада как-то сказал: иногда проповедник живет во дворце, а иногда в обычной хижине. Но вот научной лаборатории он никогда не упоминал!

На следующее утро мы провели собрание с 250 преданными, которые присоединились к нам на летний тур. Было много новых лиц; большинство ветеранов прошлых лет в этом году не приехали: кто из-за работы, кто только что женился, кто по причине иных обязательств. Осматривая собравшихся, я вдруг понял, что из присутствующих преданных я оказался единственным, кто был на первом польском туре двадцать шесть лет тому назад.

Я приветствовал преданных и в своей речи попросил их на следующие три месяца полностью предаться движению санкиртаны Господа Чайтаньи. Я объяснял, что тур – уникальный тип фестиваля в миссии Шрилы Прабхупады. Праздники в храмах предоставляют возможность преданным насладиться киртанами, катхой и прасадом, а наша фестивальная программа – специально для непреданных. И это наша забота – создать такой фон, который дал бы им шанс пережить тот опыт киртана, лекций и прасада, которым наслаждаемся мы. Это означает жертвовать собой ради команды – и в награду увидеть, что кто-то еще стал счастлив, впервые соприкоснувшись с сознанием Кришны.

– Наш фестиваль – часть движения санкиртаны, – подытожил я, – и потому он часть игр Господа Чайтаньи наших дней. Когда Господь оставил планету, Его миссия осталась не завершена. Он Сам предсказал, что святые имена Кришны однажды станут слышны в каждом городе и деревне мира. Так что смотрите, не будут и в наши дни прямо среди нас случаться чудеса. Это поможет вам оставаться вдохновленными на протяжении всего нашего трехмесячного жертвоприношения.

– Вы имеете виду, посматривать, не начнут наши гости ходить по воде? – спросил один преданный.

– Другие чудеса, – ответил я с улыбкой. – Просто наблюдайте за переменами в сердцах тех людей, что придут на фестиваль. Вот где настоящее чудо. Получить реальный духовный опыт – очень необычная вещь в век Кали.

Преданным не пришлось ждать слишком долго, чтобы увидеть эти перемены в сердцах. На следующий день, лишь только группа харинамы, афиширующая первый фестиваль, ступила на переполненный пляж, какой-то джентльмен принялся вдохновенно нас фотографировать. Само по себе то, что он фотографировал, не было необычным; необычно было то, что он не мог остановиться. Сорок пять минут он следовал за нами, делая снимок за снимком: ярко одетых матаджи, преданных, играющих на мридангах и преданных, синхронно танцующих. В конце концов я подошел к нему.

– Сэр, отчего так много фото? – спрашиваю.

– Моя дочь недавно начала практиковаться в вашей вере, – ответил он, продолжая щелкать. – Она пыталась мне объяснить, я не очень-то понял ее выбор, и это ее весьма расстроило. Но когда я вас увидел – так много народу явно из разных стран и культур, счастливо поющих в унисон и танцующих всех вместе – то понял, что с вашим движением уж точно всё должно быть в порядке. Вот, делаю снимки, отправлю ей в знак моего одобрения.

Он пожал мне руку и, когда мы двинулись дальше, помахал вслед.

Несколькими минутами позже одна женщина дальше по пляжу, вскочив со своего полотенца, подошла ко мне.

– Добро пожаловать, добро пожаловать, – сказала она. – Очень рады вас видеть! Как всегда, если вы появились в городе, значит, лето наконец-то пришло!

Вечером люди хлынули на нашу фестивальную площадку. Я смотрел, зачарованный: даже спустя двадцать шесть лет это зрелище все еще изумляло меня.

Я всё смотрел: одни зашедшие усаживались, чтобы насладиться непрерывным представлением на сцене, другие расходились между рестораном, магазинчиками, книжными прилавками, палатками с классами по йоге, с росписью на лицах и другими развлечениями.

«Вот они, драгоценнейшие моменты моей жизни, – думал я, начиная свой привычный обход территории фестиваля. Гуру Крипа и Матхуранатх держались по краям. – Столько усилий и планов надо объединить ради всего этого, но когда я вижу сотни и тысячи людей, наслаждающихся сознанием Кришны, то чувствую, что совершенно доволен».

Прогуливаясь, я заметил на границе территории женщину за двадцать. В лице ее сквозило уныние, в руках была большая корзина цветов.

– Что случилось? – спрашиваю.

– Девять часов пытаюсь продать розы, – говорит она. – Проголодалась, устала, а продала только две. Босс меня убьет. И пока я тут такая расстроенная, на вашем фестивале все отлично проводят время. Я бы тоже зашла, да не могу. Я очень завишу от этой работы и не могу позволить себе не продать эти цветы.

– Сколько они стоят? – спрашиваю.

– Каждая по две злотых, – отвечает она.

– Я с вами заключу сделку, – говорю я. – Покупаю всю корзину, если вы обещаете зайти на фестиваль и остаться до самого конца.

Повисла долгая пауза. Она изумленно смотрела на меня распахнутыми глазами.

– В самом деле? – произнесла она наконец. – Вы не шутите?

– Вовсе нет, – ответил я. – Я попрошу кого-нибудь отвести вас в палатку моды, вы сможете подобрать сари на вечер. Потом можете разрисовать лицо красивыми цветочками, пойти в ресторан и бесплатно поесть. А потом просто садитесь в первый ряд и смотрите представление.

Пока я доставал 100 злотых и забирал цветы, на глаза ее навернулись слезы. Я передал цветы Матхуранатху:

– Пуджари днем искали хорошие для Божеств. Можем передать розы им.

Одна из преданных повела девушку-цветочницу к палаткам. Гуру Крипа повернулся ко мне.

– Гурудева, – говорит, – фестиваль-то бесплатный, а вы только что заплатили, чтобы девушка зашла. Необычно.

– На санскрите есть такая пословица, – сказал я. – Пхалена паричийате. Означает: судят по плодам. Посмотрим, что она будет делать в конце фестиваля.

Я продолжил прогулку по фестивальной площадке. На сцене вовсю шла новая театральная постановка «Вриндаван», аудитория была захвачена игрой тридцати двух актеров. Все шестнадцать тентов вокруг территории фестиваля были полны людьми, впитывающими разные аспекты Ведической культуры. В книжной палатке гости просматривали книги Шрилы Прабхупады и задавали вопросы преданным за прилавком. Какая-то пожилая женщина около кассы завершала свою покупку Бхагавад-гиты.

– Замечательная книга, – говорю я ей.

– О да, я знаю, – отвечает она. – Я уже несколько раз читала это издание. Каждый год прихожу на ваш фестиваль и приобретаю четыре-пять копий.

– Зачем? – спрашиваю я.

– Что ж, мне 85, и многие мои друзья стали уходить, – говорит она. – Когда это случается, я даю Бхагавад-гиту их родным, чтобы понимали, что такое смерть на самом деле… что душа перерождается.

«А вот и маленькое чудо, – сказал я сам себе. – Старушка никогда не жила в храме и формально не обучалась сознанию Кришны, а делится с другими мудростью Бхагавад-гиты Шрилы Прабхупады!»

Подошло мое время выходить на сцену и давать лекцию.

– Сколько уже таких лекций я провел? – спросил я Гуру Крипу.

– По меньшей мере, 108, – ответил он.

– Скорее, по меньшей мере 1008, если не два раза по столько, – ответил я.

Взяв Гиту, я поднялся на сцену и прошел вперед, сбоку была моя переводчица Мандакини даси. Юношей я стеснялся выступать на публике, однако, давая лекции по сознанию Кришны, страха я никогда не испытывал. Причина проста: совершенная, безупречная философия. Для того, кто ее изучает и живет по ней, эта философия привлекательна тем, что объясняет духовную жизнь логически, а также дает позитивную альтернативу для решения всех проблем – путем возвращения в духовный мир.

По окончании лекции я спустился по ступенькам вниз; небольшая группа людей с Бхагавад-гитами в руках ждали, чтобы я их подписал.

Первой подошла шестнадцатилетняя девушка, сказав, что это ее восьмой летний фестиваль.

– С самого первого мне очень понравилась ваша еда. Театральные постановки мне тоже нравятся. Я посмотрела всё, что вы показывали; больше всего мне нравится про Господа Раму. А сегодня слушала вашу лекцию, и до меня дошло, что наступило время изучать философию, так что я побежала в книжную палатку и купила Бхагавад-гиту.

Она смутилась и опустила взгляд.

– Простите, что у меня заняло восемь лет, чтобы придти к этому.

– Тут не в чем извиняться, – ответил я. – Процесс именно так и работает.

Подошли следующие две девушки с Бхагавад-гитами.

– Это для наших родителей, – сказала одна. – У нас в семье сейчас трудные времена. Послушав лекцию, мы поняли, что ваша философия решает множество проблем, так что надеемся, мудрость этой книги выведет нашу семью к более счастливым временам.

– Уверен, что выведет, – сказал я.

Когда я уже подписал с десяток Бхагавад-гит, подбежали двое мальчишек.

– А когда вы будете выступать? – спрашивает один, еле отдышавшись.

– Так я уже выступал, – говорю, – около часа тому назад.

– Ну вот! – говорит он, поворачиваясь ко второму. – Ты свой десерт ел слишком медленно. Я же говорил тебе, что опоздаем!

– А вам сколько лет, мальчики? – спрашиваю.

– Мне двенадцать, – говорит тот, что повыше, – а брату десять.

– И вы пришли послушать мою лекцию?

– Да! – говорит старший. – Мы уже три года приходим на фестиваль, и наша любимая часть – ваша лекция. Столько знаний!

– Ага, – говорит младший. – Как вы всегда говорите: «Из 8 400 000 видов жизни человеческая форма – самая важная».

Я удивленно покачал головой.

– Да, я так и говорю.

– На каждой лекции, – сказал старший, и оба они рассмеялись.

– Но всегда бывает и что-то новенькое, над чем можно подумать, – сказал младший. – Мы очень вам благодарны.

– А почему бы нам не пойти и не поговорить в ресторанчике? – предложил я. – Раз уж вы, парни, пропустили лекцию, можете выбрать поесть все, что захотите.

У них глаза засветились:

– Идея супер!

Направляясь с ребятами к ресторану, я восхищался тем, насколько движение Шрилы Прабхупады притягательно для людей всех возрастов. «Даже для самых юных философов» – думал я.

У книжной палатки я заметил вовсю улыбающуюся девушку-цветочницу, она выходила с одной из книг Шрилы Прабхупады в руках.

– А вот и результат! – произнес я вслух.

– Что вы сказали? – спросил младший из братьев.

Я одарил его широченной улыбкой.

– Я сказал, что мог бы делать это вечно!

****************************

анека джанма крита мадж джато`ндхау
сиддхим курушва прабху гаура чандра
самудж джвалам те пада падма севам
кароми нитьям хари киртанам ча

Луна златая, мой господин! Господь мой, о Гаура-чандра.
Я жизнь за жизнью погружался в пучину смерти и рождений.
Если даруешь мне непрестанное служение лотосам стоп Твоих
Сияющих – тогда я вечно стану петь во славу Шри Хари.

[ Сарвабхаума Бхаттачарйа, Сушлока-шатакам, текст 99 ]

, ,

Изображения стоп Шри Шри Радхи-Кришны

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10206478445182865&set=a.3400765700874.2126586.1321748113&type=3&theater

, , , ,

Narrations/ Почитание Писаний

“Чтите Бхагаватам и другие Писания, повествующие о преданном служении. Регулярно слушайте из них об играх Господа. Как только повествования эти  входят в ваши уши и вы начинаете ими наслаждаться, они вскоре даруют вам обитель Господа “.

[ Брихад-Бхагаватамрита, том второй, третья глава, текст 124 ]

“Honor the Bhagavatam and other scriptures that tell of this devotional service. Hear from them regularly about the Lord’s pastimes. For when those narrations enter the holes of your ears and you relish them with love, they will swiftly award you the Lord’s abode.”
[ Brhad Bhagavatamrta, Volume Two, Chapter Three, Text 124 ]

 

 

 

, , ,

“Шри Таттва-сандарбха” о Хари-наме

“Это правда, что мантра с именами Бога действенна, только если получена от истинного представителя Бога в ученической преемственности – и при должно проведенной инициации. Также правда, что в прежние времена, опасаясь неблаготворных последствий оскорблений Хари-намы, обычно лишь те, кто уже были очищены, поклонялись именам Кришны и Его внутренней энергии. Потому в особенности Харе Кришна мантра почти не упоминается в открытую в шрути или смрити. Однако в наш век Чайтанья Махапрабху пошел на особую уступку, что-то вроде автоматической неформальной инициации для каждого – сказав всем мужчинам, женщинам и детям Вселенной воспевать Харе Кришна Маха-мантру. При этом Он согласился принимать на Себя последствия наших оскорблений Хари-намы, если мы воспеваем согласно Его указанию. Поэтому люди этого века и могут воспевать маха-мантру и ощутимо прогрессировать духовно еще до того, как станут вполне уполномоченными посредством формального посвящения в воспевание мантры”.

[ “Шри Таттва-сандарбха” Шрилы Дживы Госвами, текст 15, комментарий. Translated from the original Sanskrit, with the author’s Sarva-samvadini commentary, by Gopiparanadhana Dasa. Giriraja Publishing ]

“It is true that a mantra with names of God is effective only when received from a bone fide representative of God in disciplic succession through proper initiation. It is also true that in previous ages, out of fear of the adverse effects of offenses against hari-nama, generally only those who were already purified worshiped the names of Krsna and His internal potency. Therefore the Hare Krsna mantra in particular is almost never mentioned openly in sruti or smrti. Nevertheless, in the current age Caitanya Mahaprabhu has given a special concession, a kind of automatic or informal initiation to everyone, by ordering every man, woman and child in the universe to chant the Hare Krsna maha-mantra. In doing so, He has offered to take on His own head the reactions of our offenses against hari-nama when we chant according to His order. Thus even before being fully empowered by formal initiation to chant the mantra, persons of this age can chant the maha-mantra and make tangible spiritual advancement. “
, , ,

Нарасимха-анустубха мантра

Разъяренному Маха-Вишну
самосветящемуся вездесущему
Нрисимхе в явлении страшному и всеблагому
как смерть самой смерти – поклоны.

[ Нарасимха-анустубха мантра ]

, ,

“Жизнь во Вриндаване”, куплет 2

«Мой Гирирадж, омоюсь во всех священных реках и гхатах близ тебя.

Утолю жажду, испив благоуханных вод, текущих с твоих склонов,

Буду ступать по святой пыли Враджа.

О Гирирадж, одно желанье на сердце:  молю о дарованьи

рожденья за рожденьем в этой святой земле».

[  «Жизнь во Врадже»,  традиционный  вриндаванский  бхаджан, куплет 2 ]

 

“Oh my beloved Giriraj, I will take bath in all the holy rivers and bathing places near you. I will quench my thirst by drinking the ambrosial waters adorning your foothills and I will walk eternally in this holy dust of Vraja. I beg you Giriraj, kindly give me birth again and again in this sacred land of Vraja. I have no other longing in my heart apart from this.”
[ “Life in Vraja,” – a traditional Vrindavan bhajan – Stanza two ]
, ,

“Жизнь во Вриндаване”, куплет 1

Завтра войду во Вриндаван со стихом из традиционного бхаджана Враджаваси на устах:

 

«Шри Гирирадж, прибежище! быть мне всегда с тобой.

Не мысля о Вайкунтхах, живя подле тебя, бродить в твоих предгорьях, в лесах лиан и лоз.

Коль суждено родиться – так только в Анийоре, близ Радха-кунды,  в Джатипуре.

О Говардхан, одно желанье на сердце:

молю о дарованьи рожденья за рожденьем в священных землях Враджа».

 

[  «Жизнь во Вриндаване»,  куплет 1 ]

 

На местном диалекте (брадж) :

sri giriraj vaas toh paun, Vraj taj vaikuntha na jaun
bichran lata patan main, giriraj tarahati van main

aniyor jatipur janme, radhakund govardhan main
yahi ek aas lag rahi bhari mann main

dijo bharam bhar mohe janam mohe Vraja main

 

Tomorrow I will enter Vrindavan with this stanza of a traditional Vrajavasi bhajan upon my lips:
“Oh my beloved Giriraja! May I always reside near you and have your shelter. I will not even consider visiting the Vaikuntha planets if I am living near you. I will wander along your foothills and also within your forests, which are teeming with beautiful creepers and vines. Should I take birth again, let it be at Aniyor, Jatipur or near the banks of Radha Kunda. I beg you Giriraja! Kindly grant me birth again and again in the sacred land of Vrindavan. I have no other desire within my heart.”
[ Song, “Life in Vrindavan,” Stanza 1 ]
Words in Vraja dialect:
sri giriraj vaas toh paun, Vraj taj vaikuntha na jaun
bichran lata patan main, giriraj tarahati van main
aniyor jatipur janme, radhakund govardhan main
yahi ek aas lag rahi bhari mann main
dijo bharam bhar mohe janam mohe Vraja main
,

Из “Нрисимха-стути”

“Прославленный живот в трех складках и лотосный пупок глубокий
теперь залиты кровью с горы груди врага* –
в которую вонзаются как ваджра Твои неистовые когти.
Сожги, сожги, Нрисимхадев неодолимый, всё угрожающее мне”.

[ Нрисимха-стути, шлока 6 ]

________________________
* Хираньякашипу
** ваджра – удар молнии

 

“As Your hot claws roughly dig into the chest of the enemy (Hiranyakasipu) like thunderbolts, You happily bear the redness of his blood upon Your body just as a peak is born by a mountain. Your abdomen is nicely folded, and Your navel is very deep. O auspicious one! O intolerable Nrsimha! Burn, burn and […]
, , ,

Swift Deliverer / Скорый Избавитель

 

“For one who worships Me, giving up all his activities unto Me and being devoted to Me without deviation, engaged in devotional service and always meditating upon Me, who has fixed his mind upon Me, O son of Partha, for him I am the swift deliverer from the ocean of birth and death.”

 

“Тех же, кто поклоняется Мне, безраздельно предавшись Мне и посвящая Мне все свои действия, кто занимается преданным служением и постоянно размышляет обо Мне, сосредоточив на Мне свой ум, — таких людей, о сын Притхи, Я без промедления вызволяю из океана рождения и смерти.”

[ Бхагавад-Гита 12.6-7 ]

 

 

 

, ,

A Thousand Lifetimes / Тысячи жизней

“Only one who has worshipped the deity of the lord for at least a thousand lifetimes, and in each life having taken proper brahmanical initiation, is able to vibrate the holy name of Lord.” [Vaisnava Cintamani]