,

Шрила Прабхупада о проповеди

“Если кто-то осознает, что является вечным слугой Кришны, но не проповедует это, то его реализация несовершенна”.

[ Шрила Прабхупада ]

, , ,

Готов и устремлен (подношение на Вьяса-пуджу)

Том 9, глава 15
25 августа 2008

 

Мой дорогой Шрила Прабхупада,

Пожалуйста, прими мои смиреннейшие поклоны в пыли твоих лотосных стоп. Слава тебе!

Вьяса-пуджа – один из самый любимых дней для нас, твоих учеников и последователей, поскольку он дает нам возможность выразить свою благодарность за все, что ты для нас сделал. Ни дня в моей жизни не проходит без памятования о тебе и размышлений о бесчисленных трансцендентных сокровищах, которыми ты милостиво меня одарил.

Порой, для того чтобы еще больше оценить твою милость, я смотрю на людей своего возраста, которым не выпала удача получить твои благословения. Погруженные в мирскую деятельность, они медленно влачат свой крест, испытывая то так называемое счастье, то горе. Какое бы положение они ни занимали, они, в лучшем случае, ведут обыденную жизнь, зная немного или ничего не зная вовсе о душе, Боге и духовном мире.

И я вел бы такую же жизнь, если бы ты не встретился на моем пути, потому я чувствую себя в вечном долгу перед тобой. Ты и только ты разбил кандалы моей плачевной судьбы и освободил меня, направив на путь преданного служения Господу.

С момента нашей встречи каждое мгновение моей жизни наполнено сознанием Кришны. Что может сравниться с воспеванием святого имени, которым ты милостиво одарил нас, позволив испытать наивысшую любовь и блаженство? Или со знанием, которое ты поведал нам, – тем знанием, что рассеивает тьму невежества, просветляя нас изнутри?

И что в целом мире сравнимо с одним мгновением общения с преданными, принявшими у тебя прибежище? Кто может представить себе, в каком жалком состоянии оказалась бы эта планета, если бы преданные не путешествовали по ней, делясь сокровищем твоей мудрости с другими?

И кто из нас может измерить ту великую удачу, что лежит в наших руках, покуда мы храним верность твоему учению и помогаем тебе в твоей миссии? Помогая тебе, мы готовим себя к служению тебе в духовном мире, где ты сейчас общаешься со своим возлюбленным Господом, преисполненный любви, природу которой нам еще только предстоит понять.

Мое самое сокровенное желание – однажды присоединиться к тебе в этих вечных играх, но я чувствую, что шансы мои ничтожны, ибо мои качества в преданном служении, в лучшем случае, очень скромны. Тем не менее, я, как никогда, решительно настроен достичь этой цели. Я стою перед тобой сегодня, готовый и исполненный желания помочь тебе в твоей миссии любым угодным тебе способом, пусть даже мне придется родиться в материальном мире вновь.

Пожалуйста, благослови меня, чтобы в каждом моем будущем рождении я оставался эффективным инструментом в твоих руках и всегда помнил о высшей цели жизни: служении Радхе и Кришне. Пожалуйста, благослови меня, чтобы, куда бы ты ни послал меня, я сохранял дух проповеди и всегда имел вкус к воспеванию святых имен.

Коль суждено мне родиться вновь, я молюсь о том, чтобы меня всегда окружали любящие тебя слуги, и чтобы я был свободен от близкого общения с противоположным полом и пут семейной жизни. Позволь мне всегда, в каждом рождении, почитать всех живых существ как вечных слуг Господа, и пусть мое сострадание к ним увеличивается день ото дня. Я молюсь о том, чтобы твои книги оставались путеводной звездой для меня как в этой жизни, так и в следующих, и чтобы я никогда не забывал твою доброту ко мне.

И в конце, мой возлюбленный господин и учитель, когда ты будешь удовлетворен, посчитав свою миссию в этом мире выполненной, пожалуйста, призови меня к своим лотосным стопам и забери меня домой, в исполненные вечных наслаждений рощи Шри Вриндавана-дхамы, где я снова смогу быть с тобой.

айам авилолатайадйа санатана
калитадбхута раса бхарам
нивасату нитйам ихамрита
ниндини виндан мадхурима сарам

«О Санатана! С твоими лотосными стопами не сравним даже нектар богов. Найдя в цветах лотосов твоих стоп средоточие всей сладости и поистине восхитительных вкусов, молюсь, чтобы отныне пчела моего ума вечно обитала там».

[ Шрила Рупа Госвами, Става-мала ]

Твой вечный слуга,
Индрадьюмна Свами

, ,

Подношение на Вьяса-пуджу

Том 8, глава 10
5 сентября 2007

 

Дорогой Шрила Прабхупада.

Пожалуйста, примите мои самые смиренные поклоны в пыли ваших лотосных стоп. Вся слава вам.

Сегодня я сел написать свое подношение вам всего за несколько минут до публичного выступления. Обычно ученик пишет подношение своему духовному учителю за несколько дней, недель или даже месяцев до дня его явления, но в этом году я был поглощен служением вашим лотосным стопам дни и ночи напролет без передышки. Ваша милость в том, что вы продолжаете настолько плотно занимать меня. Пожалуйста, примите это служение, совершаемое 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 12 месяцев в году как истинное мое подношение вам.

С момента вашей последней Вьяса-пуджи произошло много событий, и я хотел бы поделиться всем этим с вами. За последнее время самое значимое событие для меня – это Ратха-ятра в Белфасте, которую мы провели вчера. В этом скорбном месте, преисполненном насилия, я понял ваши слова из Шримад-Бхагаватам, что на этой планете мы можем одновременно созерцать и рай, и ад.

Вчера я видел целый город, покрытый адской атмосферой ненависти и мести, порожденной междоусобной войной. И хотя политический процесс продолжается многие годы, и недавно подписано хрупкое соглашение о разделении власти, в воздухе все еще витает опасность – и все это из-за телесной концепции жизни.

Вы писали об этом в подношении на Вьяса-пуджу своему духовному учителю много лет назад:

“В этом обществе не прекращается борьба за существование.
И Ваша Божественная Милость – единственная надежда”.

Как истинны ваши слова, мой прославленный учитель!

Как и у вашего гуру махараджа, у вас есть лекарство от всех проблем в мире. В то время как люди сражаются во тьме неведения в местах подобных Белфасту, вы несете свет трансцендентного знания, освобождая их от телесных обозначений. Более того, вы раскрываете им их истинное положение счастливых слуг Верховного Господа.

По вашей милости люди Белфаста смогли испытать настоящую радость, когда колесница Господа Джаганнатхи катилась по этому мрачному городу. Я видел счастье на лицах некоторых из них. Это успех Господа, Шрила Прабхупада, но также и ваш успех, потому что вы являетесь Его представителем, взяв на себя Его миссию в этом материальном мире. Даже райские наслаждения, как вы говорили, подобны адским страданиям, если нет нектара преданного служения, который вы так милостиво дали нам.

Сейчас исторический момент, мой дорогой духовный учитель, поскольку вы продвигаете миссию Господа Чайтаньи Махапрабху. Это, по сути, игры Махапрабху наших дней. Как повезло мне, что я могу помогать вам в них. Кто я такой, чтобы быть частью этого священного движения, полного святых и мудрецов, живущих чистой жизнью и провозглашающих высшую истину! Не так давно я был человеком с улицы, несчастным и отчаявшимся, страдающим от последствий своих ошибок, которых было так много, что у меня не было даже надежды на освобождение ещё тысячи жизней.

Но неожиданно, без предупреждения, вы появились в моей жизни. Я не знал, что вы придете. Я не знал, кто вы, – но со временем понял ваше исключительно возвышенное положение чистого преданного Господа, сокровенного слуги Радхи и Кришны. По непостижимой милости я – один из ваших слуг. Если кто-нибудь спросил бы меня: “Сэр, пожалуйста, скажите кто вы?”, я бы с гордостью ответил: “Я смиренный слуга Его Божественной Милости Шрилы А.Ч.Бхактиведанты Свами Прабхупады”.

Тем не менее, я знаю, что никто не может назваться вашим слугой, если его (ее) поведение и деятельность не соответствуют этому высокому званию. Я надеюсь, что всегда смогу выражать свое почтение и любовь за все, что вы дали мне, следуя моим священным обетам повторять 16 кругов и соблюдать регулирующие принципы.

Шрила Прабхупада, пожалуйста, позвольте мне служить вам так же, как вы служите своему гуру махараджу – проповедуя славу святого имени по всему миру, по всей Вселенной. И хотя порой, выполняя это служение, мне приходится преодолевать множество трудностей: дальние путешествия, отсутствие элементарных удобств и столкновения с агрессивной оппозицией – это моя жизнь и душа. Через это служение я могу показать вам свою любовь. Я молюсь, чтобы после этой жизни, полной служения, я пришел бы к вам, и вы бы сказали: “Хорошая работа, сынок!”. Только тогда я смогу сказать, что жизнь моя совершенна.

О Шрила Прабхупада, я счастлив, что могу использовать мою энергию и силы в служении вам. В начале я отдал вам свою юность. В зрелом возрасте я тяжело работал для вашего удовольствия. И сейчас эти несколько лет, которые остались у меня, я посвящаю вам. Я бы делал это с радостью снова и снова, жизнь за жизнью, – такое счастье и удовлетворение получает ученик, который предался миссии духовного учителя.

Но должен признать, Шрила Прабхупада, что боюсь старости, которая медленно подкрадывается ко мне – не из-за того, что это тело становится бесполезным и непривлекательным, а потому что скоро я не смогу быть таким же активным и буду лишь покорно ожидать смерти. Возможно, мне повезет и я, не дожидаясь этого момента, оставлю этот мир, полностью погруженный в служение вам на боле битвы проповеди. Я бы считал такой конец своей жизни подобающим.

Вы подали превосходный пример, а моя обязанность всегда следовать по вашим стопам.

Ваш слуга,
Индрадьюмна Свами

, , ,

Сны становятся явью

Том 6, глава 16
10 августа 2005, Польша

 

 

После трудностей, с которыми мы столкнулись 7 июля, мне каждую ночь стали сниться кошмары. Неделю спустя как-то вечером я рассказал об этом Шри Прахладу дасу.

– Уже очень давно я не видел снов о сознании Кришны, – сказал я. – С тех пор как в мае начался тур, мне снится война или погони, от которых мне приходится скрываться. Я знаю, что это результат проповеди в обществе, которое зачастую противостоит тому, что мы делаем, но мне бы хотелось иногда передохнуть – хотя бы во сне.

– Я знаю, что вы чувствуете, – сказал Шри Прахлада, – Я тоже недавно видел несколько плохих снов, но всё изменится, когда через пару недель мы отправимся на фестиваль Вудсток.

– Это правда, – согласился я. – На Вудстоке нет оппозиции. Юрек Овщак всегда стремится заполучить нас туда.

– Точно, – подтвердил Шри Прахлад. – Как только мы окажемся там, ваш ум сразу расслабится. Вы почувствуете себя лучше, ведь там организатор не только наш друг, но и предоставляет все возможности проповедовать так, как нам нравится.

Ночью, перед тем как отправиться в кровать, я всё же испытывал некоторые опасения. Улёгшись, я вспомнил слова Шри Прахлада: “Всё изменится, когда мы приедем на Вудсток”. И скоро заснул.

Посреди ночи я вскочил.

– Прахлада! – закричал я. – Прахлада!

Шри Прахлад, который спал в нескольких метрах от меня, проснулся.

– Что случилось, Гурудева? Снова кошмар?

– Нет, – сказал я, – Я только что увидел прекраснейший сон!

– О чём он был? – взволнованно спросил Шри Прахлад, перевернувшись в своём спальном мешке и глядя на меня.

– Мне приснилось, что мы проводим собрание комитета тура, – начал я рассказывать, – Как вдруг в дверь постучали. Я сказал “входите”, и вошёл небесный мальчик. От него исходило мягкое свечение. Он преклонил предо мной колени и, не говоря ни слова, вручил большой свиток бумаги. От свитка тоже исходило сияние. Я развернул его и прочитал: “Увидимся на Вудстоке. Подпись: Господь Нрисимхадева”. И тут я проснулся”.

– Ух ты! – сказал Шри Прахлада. – Какой сон!

– Ну да, наконец-то мне приснилось что-то духовное – сказал я, но мы не можем относиться к этому слишком серьёзно. Я помню, читал у Шрилы Прабхупады, что обычно сны не имеют смысла, хотя если сон о духовном учителе или Кришне – это замечательно.

Я повернулся на бок и погрузился в самый глубокий сон за несколько месяцев.

Следующие полторы недели программы нашего летнего тура проходили успешно. Мы отправили группу преданных в Костржын, место проведения предстоящего фестиваля Вудсток, чтобы начать возводить нашу деревню Мира Кришны.

Компания, предоставляющая тенты, прибыла в Костржын примерно в это же время, чтобы установить 100-метровый навес для нашей главной сцены. Нашим парням предстояло работать 12 дней и установить больше 20 палаток поменьше, представляющих различные аспекты Ведической культуры: йогу, медитацию и реинкарнацию. Также предстояло проделать много другой работы: установить электроопоры и протянуть провода, выкопать канавки для водопроводных труб, засыпать гравием грязные дороги, чтобы предотвратить месиво в случае дождя, установить ограждение вокруг нашего участка в три гектара. Юрек ожидал около 500 000 человек, и мы знали, что многие из них зайдут посмотреть на деревню Мира Кришны.

Несколько дней спустя Шри Прахлада спросил, видел ли я ещё сны о сознании Кришны.

– Нет, – ответил я. – Да и не жду. Тот сон был один на миллион… Я всё ещё беспокоюсь.

– О чём на этот раз? – спросил Шри Прахлада.

– Деревня Мира Кришны – огромная ответственность, – сказал я. – Нас посетят десятки тысяч людей. Мы должны быть уверены, что все они получат наилучшее впечатление о сознании Кришны. Вот моя мечта: чтобы в нашей деревне всё прошло очень успешно. Что угодно может пойти не так – погода, доставка 22 тонн продуктов, которые мы собираемся готовить, окончательное разрешение СЭС на приготовление пищи, прибытие более 500 преданных, приезжающих со всего мира, чтобы помогать нам.

Шри Прахлада улыбнулся.

– Не беспокойтесь, Гурудева, – сказал он. – ведь Господь Нрисимхадева сказал, что встретится с Вами на Вудстоке.

Мы оба засмеялись.

– Это был всего лишь интересный сон, – ответил я.

– Но хороший, – сказал Шри Прахлад, подмигнув.

Во время последнего фестиваля на Балтийском побережье, когда я только-только закончил лекцию на сцене и шёл в книжную палатку, зазвонил мой телефон.

– Алло, – сказал голос из телефона, – Гуру Махараджа, вы слышите меня?

Звук был искажённым, но слова можно было разобрать.

– Да, ответил я. – Я слышу тебя. А ты меня?

– Это Наротама дас Тхакур из Мумбая, – последовал ответ. – У меня для вас несколько замечательных новостей. Я только что нашёл старое Божество Нрисимхадева в антикварном магазине. Я не смог устоять и купил Его для вас.

– Для меня?

– Да, – сказал он, – чтобы защитить вас и всех преданных на ваших фестивальных программах. Я попробую как-нибудь выслать вам Его.

И связь прервалась.

Я вдруг вспомнил свой сон и начал смеяться. “Если Он появится на Вудстоке, – подумал я, – то сон станет явью”.

Спустя три дня, после нескольких часов на машине мы с Джаятамом подъехали к месту проведения Вудстока.

– Эге, – сказал Джаятам, – только посмотрите, сколько уже здесь молодежи, хотя до фестиваля ещё целых два дня.

Проезжая по лесистой местности, мы миновали четыре бронированных полицейских фургона, припаркованных прямо у обочины.

– Что происходит? – спросил я Джаятама.

– На Вудстоке в этом году будет усиленная охрана, – сказал он. – Из-за взрывов в Лондоне седьмого июля.

Наконец мы прибыли на поле Вудстока.

– Взгляните на небо, – сказал Джаятам.

Я посмотрел в окно и увидел большой воздушный шар, неподвижно реющий высоко в небе.

– На нём установлена сложная камера, которая будет сканировать всё поле Вудстока, – сказал Джаятам, – с её помощью можно прочесть газету в чьих-нибудь руках. Её планируют использовать для наблюдения за наркоторговцами и террористами.

Я рассмеялся:

– Похоже, беспокоюсь не я один.

Когда мы въехали через главный въезд, я не мог не разулыбаться. Первое, что мы увидели, был наш огромный тент на холме, прямо посреди фестиваля. Вдоль него была натянута большая вывеска: “Деревня Мира Кришны”. Её можно было увидеть почти с любого места фестиваля.

– О лучшем месте мы и мечтать не могли, – сказал я.

– Нас будет видно отовсюду, – добавил Джаятам, – Мы находимся прямо напротив основной сцены, так что все телекамеры будут показывать нашу деревню.

Я снова улыбнулся.

– Как много людей будут смотреть эти передачи? – спросил я. Я уже знал ответ, но хотел услышать его снова.

Джаятам засмеялся:

– Многие миллионы!

Парам виджайате Шри Кришна санкиртан! – крикнул я. – Слава движению санкиртаны Господа Чайтаньи Махапрабху!

Мы заехали на холм, и через несколько минут были в Мирной деревне Кришны. Преданные-мужчины были всё ещё заняты последними приготовлениями. Деревня выглядела как духовный мир – большая, яркая и величественная.

Войдя в большую палатку, чтобы посмотреть на новые декорации на нашей главной сцене, я заметил одинокую фигуру пожилого человека, сидевшего на стульях справа, прямо посреди гигантского тента. Мне стало любопытно, и я подошёл к нему.

Я улыбнулся:

– Вы пришли рановато, фестиваль начнётся только через два дня.

Лицо его было печально, выдавая, что он много пережил в жизни.

– Я целый год ждал, пока вы вернётесь обратно, – сказал он, – не было ни дня, чтобы я не думал о вашей деревне. В прошлом году я был здесь каждый день.

Он посмотрел в сторону преданных, украшавших сцену.

– Это единственный свет в моём тёмном существовании, – сказал он.

Моя улыбка увяла.

– Мне жаль слышать, что Ваша жизнь так тяжела.

– Жизнь всегда тяжела, – ответил он. – Но недавно мне стало ещё хуже. Моя бедная 40-летняя жена сошла с ума. Я бы тоже тронулся, но знал, что вы вернётесь. Здесь я нашёл прибежище. Эта духовная атмосфера, которую вы привносите… Вы не возражаете, если я посижу здесь?

Я положил руку ему на плечо.

– Да, пожалуйста, сэр, – сказал я, – оставайтесь, сколько пожелаете.

В этот день приезжало большинство наших зарубежных почётных гостей. Узнав, что приехал Дина Бандху прабху, мой духовный брат из Вриндавана, я отправился с фестиваля прямо в комнату в школе, где он остановился.

Я вошёл в комнату и предложил поклоны, а затем мы обнялись. Он ветеран наших программ на Вудстоке, и я был восхищён его возвращением. Мы обменялись любезностями, и я уже собирался покинуть его, как он вручил мне небольшую коробочку.

– О, Махараджа, – сказал он, – один из твоих учеников передал тебе.

Она была тяжёлой, по сторонам свисала ткань, поэтому я решил, что это маха-бурфи, сладости, и начал засовывать её в карман. Дина Бандху улыбнулся:

– Думаю, ты должен заглянуть внутрь.

Я вытащил коробку обратно, медленно открыл крышку, развернул ткань… и увидел самое прекрасное, искусно вырезанное бронзовое Божество Господа Нрисимхи из всех, что мне только доводилось видеть. Я ошеломлённо стоял с открытым ртом.

– Говорят, Ему больше 300 лет, – сказал Дина Бандху. – Ты не ждал Его?

– Ну, – начал я. – И да и нет. Я имею в виду… понимаешь…

У меня не хватило смелости рассказать ему о сне. Я быстро извинился и вышел из комнаты.

Вернувшись в машину, я достал мобильник.

– Шри Прахлада! – закричал я. – Случилось самое невероятное! Один из моих учеников в Индии прислал мне красивое древнее Божество Нрисимхи. Он небольшой и очень свирепый.

– Значит ваш сон стал явью, – ответил Шри Прахлад.

– Ну… да, думаю, что так. Но ты знаешь, что Шрила Прабхупада говорил о снах.

Я почти видел, как Шри Прахлад улыбается у телефона.

– Да, – ответил он. – Шрила Прабхупада сказал, что сны о духовном учителе или Кришне – это замечательно.

После обеда нашу деревню посетил Юрек Овщак, главный организатор фестиваля Вудсток. Он обратился к 400 преданным, собравшимся позади нашего большого тента.

– На фестивале Вудсток мы сотрудничаем уже восемь лет, – начал он. – И на протяжении этих лет я всё больше и больше проникался вашими идеалами. Считайте, что вся территория этого фестиваля – ваша. Идите повсюду и несите этой молодёжи своё послание. Наши совместные усилия уже записаны на небесах.

Мы открыли Мирную деревню Кришны на следующий день, за день до официального открытия. Когда мы убрали барьеры с дороги, ведущей в нашу деревню, на наш фестиваль устремились тысячи подростков. Я знал, что некоторые идут, просто чтобы быть с нами и вообще не покинут нас в ближайшие дни, уходя только, чтобы переночевать в своих палатках. Так бывает каждый год.

Для тех, кто не мог взобраться на холм и принять участие в нашей 16-часовой программе на сцене, раздаче прасада, разнообразной деятельности во множестве наших палаток, мы принесли фестиваль прямо к ним. Каждый день мы проводили Ратха-ятру, провозя нашу огромную колесницу сквозь море палаток и людей у подножия нашего холма. С каждого значительного места фестиваля была видна колесница, возвышавшаяся на 10 метров, с большими красными, синими и жёлтыми пологами, развевающимися на ветру. Подростки были очарованы.

Когда не проходила Ратха-ятра, мы собирали огромную группу харинамы и водили её по всем закоулкам территории фестиваля. Зачастую подростки танцевали и пели Харе Кришна вместе с нами. Я знал, что такая возможность выпадает в жизни не часто, потому использовал её по полной.

Каждый день я обходил все наши палатки, удостоверяясь, что всё проходит как следует. Как-то я вошёл в храмовую палатку, когда Бхакти Чару Свами вёл исполненный блаженства киртан. Я пригласил его как особого гостя, и позже в этот же день спросил его, как ему понравился фестиваль.

– Он замечателен, – сказал он. – Этого не понять из фотографий и видео. Это нужно увидеть лично.

Я уважаю Махараджа как близкого слугу Шрилы Прабхупады, поэтому задал ему ещё один вопрос.

– Как ты думаешь, Шрила Прабхупада доволен? – спросил я.

Он удивлённо взглянул на меня: “Ну конечно!”

К полудню третьего и последнего дня мы раздали свыше 100 000 тарелок прасада. Длинные ряды молодёжи продолжали выстраиваться в очередь перед палаткой с прасадом до позднего вечера. Это было так экстатично, что в какой-то момент я не смог удержаться и присоединился к команде из 25 преданных, раздававших прасад.

Когда наступили скоротечные утренние часы, мы вели заключительный киртан на сцене в нашем большом тенте. Аудитория состояла из пары тысяч подростков. Это были сливки нашего урожая – те, кто развил привязанность к сознанию Кришны. После киртана я сказал прощальную речь, и когда заканчивал, увидел, что у многих были слёзы на глазах.

Всё действо неожиданно закончилось – так же быстро, как и началось.

Позже утром десятки тысяч подростков стали растекаться с территории фестиваля. Некоторые несли книги Шрилы Прабхупады. Другие несли тарелки с прасадом, завёрнутые в пакеты, оставленные на дорогу домой. Когда мы выезжали, чтобы дать возможность разобрать наш лагерь, многие кричали нам: “Харе Кришна! Хари бол! Спасибо!”

– Это был лучший Вудсток, – сказал Шри Прахлад. – Мы были повсюду: и на холме, и на поле. Все любят нас. И вы должны быть довольны, Шрила Гурудева. Все ваши мечты стали явью.

– Да, в самом деле, – сказал я с лёгким налётом сомнения.

– Что на этот раз? – спросил Шри Прахлад, который знает мой ум лучше, чем кто-нибудь другой.

– Понимаешь, – ответил я, – Что действительно имеет значение, так это чтобы Шрила Прабхупада был доволен.

– Он, должно быть, счастлив, – сказал Шри Прахлад. – Только представьте, сколько людей услышали святое имя и приняли прасадам.

– Это я понимаю, но разве не было бы здорово хоть иногда получить знак от него? Понимаешь, о чём я? Может, я просто становлюсь сентиментальным.

Лицо Шри Прахлада приняло серьёзное выражение.

– Почему вы не молитесь об этом? – спросил он.

– Это была просто мысль, но, возможно, я последую твоему совету.

На следующий день я вылетел на Украину, чтобы провести несколько дней с небольшой группой преданных, проводивших фестивали в Крыму, на Чёрном море. Они приглашали меня приехать и дать им несколько советов.

Меня поселили в прекрасном отеле рядом с пляжем, и как только я прилёг отдохнуть, мои мысли вернулись к Польше и великой ягье, которую мы только что провели. Мой ум мчался, вспоминая всю проповедь, которую мы совершили. Наконец, я задремал… и был благословлён самым замечательным сном в моей жизни.

Мне снилось, что я иду по саду, читая джапу. Вдруг я увидел Шрилу Прабхупаду, сидевшего на небольшой полянке неподалёку. Он разговаривал с несколькими старшими учениками. Увидев меня, он встал и, к моему удивлению, пошёл по направлению ко мне.

Я собрался предложить ему поклоны, упав на колени, но не успел, – он подошёл ко мне и с любовью обнял меня. Я стоял на коленях, и моя голова была прижата к его груди. Его шафрановые одежды слегка колыхались на ветру вокруг меня. Его объятие было долгим. Оглядываясь назад, могу сказать, что это не было похоже на сон. Это больше напоминало реальный опыт.

Я поднял взгляд и увидел, что он смотрит на меня глазами, полными любви.

– Шрила Прабхупада, – сказал я, – Я всего лишь ваш слуга. Я готов сделать всё, что угодно, чтобы удовлетворить вас.

Тогда он улыбнулся и обнял меня ещё крепче.

Я проснулся и сел в кровати, ошеломлённый.

Я дотянулся до телефона и позвонил Шри Прахладу, но он не отвечал. Вдруг я понял, что было уже 11 вечера. Оказывается, я проснулся посреди ночи. Наутро я позвонил ему.

– Помнишь, в тот день ты посоветовал мне помолиться? – сказал я. – Что ж, сегодня ночью я увидел такой сон.

В конце Шри Прахлада засмеялся.

– Напишите об этом в дневнике, – сказал он.

– Написать в дневнике? – переспросил я. – Что подумают преданные?

– Возможно, они подумают то же, что и Шрила Прабхупада, – ответил он. – Что сны о духовном учителе – это здорово.

Позже этим днём я нашёл цитату Шрилу Прабхупады о снах:

“Что касается снов, мы рассматриваем состояние сна как ещё один вид иллюзии или майи, только более тонкий, вот и всё. Но точно так, как мы можем служить Кришне в бодрствующем состоянии и думать о Нём, также можно видеть сны о Кришне и духовном учителе… если мы случайно увидели сон о Кришне, это прекрасно, – это значит, что мы продвигаемся в сознании Кришны”.

[ письмо к Малати даси, 1977 ]

 

 

, ,

Дебаты

Том 6, глава 11

2-4 июня 2005

 

Путешествуя с проповедью по России, я переписывался по е-майл со Шри Прахлада дасом, чтобы получше распланировать время. Последние шесть месяцев расписание было настолько интенсивным, что оставалось очень мало времени для обучения – немаловажной практики для того, кто даёт лекции по 2-3 раза в день. Я становлюсь все старше и замечаю, что мне стало нравиться больше времени уделять джапе и ежедневному утреннему поклонению моим возлюбленным Божествам.

Мне также приходится заниматься е-майл корреспонденцией. Зачастую ответа ожидают сотни писем. Многие из них приходят от учеников, которым срочно следует уделить внимание.

Одним из последних мест, которые я посетил, был Ростов на юго-западе России. Вскоре по приезду я вышел в интернет и снова обсудил эту тему со Шри Прахладом. Мы пришли к заключению, что чем-то в насыщенном графике придётся пожертвовать. Поскольку духовная практика преданного является приоритетом, время от времени, по мере того, как он принимает новые обязательства, ему, возможно, придётся пересматривать прежние занятия. Чтобы выполнять мои разнообразные обязанности, необходимо сосредоточиться на самом главном – на собственной садхане.

“Когда человек неуклонен в выполнении обязательств, в которых он квалифицирован, он быстро развивает качества для выполнения следующего уровня обязанностей”

[ Шрила Бхактивинода Тхакур, Джайва Дхарма ]

Я написал Шри Прахладу, что определённо точно не могу поступиться проповедью, которая является моим первым и наиважнейшим долгом перед духовным учителем. Не могу я отбросить и такую рутину, как сон, который и так давно сведён к минимуму самой природой моей проповеди в виде поздних программ и фестивалей.

Я написал Шри Прахладу, что сокращу письменную работу и начну с Дневника. Для написания каждой главы в среднем требуется от 8 до 10 часов на протяжении нескольких дней, и зачастую единственное время, когда я могу это делать – за полночь. Вместо Дневника я предложил дважды в год писать для учеников подробный отчёт о своей деятельности.

Ответ Шри Прахлада пришёл немедленно.

“Шрила Гурудева, – писал он, – Вы не можете этого сделать. Ваш дневник читает множество людей, и преданных, и непреданных”.

“Но что-то менять надо”, – ответил я.

Пришло последнее за день сообщение от Шри Прахлада.

“Думаю, вы собираетесь бросить его уже в сотый раз”, – написал он.

Перед тем, как провалиться в сон, я снова и снова обдумывал этот вопрос. “Всё, сегодня больше об этом не думаю, – сказал я себе. – Вернусь к этому завтра и, похоже, ответ может быть только один”.

На следующий день после утренней программы в мою комнату вошёл Уттама-шлока дас.

– В храм только что позвонила местная телекомпания, – сказал он. – Они интересовались, не хотите ли вы выступить в роли особого гостя на вечернем ток-шоу. Ведущий – известная персона на телевидении.

– Что это за шоу, – спросил я. – Известное?

Уттама-шлока улыбнулся:

– Очень популярное. Четыре миллиона людей смотрит его дважды в неделю.

– Хорошо, – ответил я. – Можно съездить.

После полудня, когда я собирался на программу, подошла одна преданная.

– Махараджа, – сказала она, – вас предупредили, что ведущий этого ток-шоу частенько бросает вызов своим гостям, приводя их в замешательство неудобными вопросами?

– Правда? – удивился я. – Никто об этом не сказал. Я уверен, если бы Уттама-шлока знал, он сообщил бы об этом.

– Это одна из причин популярности программы этого артиста, – продолжала она. – Он изощрён в этом. Он быстр и резок. Знаменитости часто отказываются от участия в его шоу.

Я начал немного нервничать.

– Э… в самом деле?

На секунду я задумался.

– Я не так опытен в дебатах, как Джайадвайта Свами или Умапати Свами, – сказал я, пытаясь улыбнуться, – но за себя постоять смогу.

– Будьте осторожны, Махараджа, – сказала она. – Он посмеялся уже над многими гостями.

По пути на телестудию я тихо повторял джапу и размышлял об играх Кришны, чтобы успокоить ум. Умиротворение ума – техника, которой я научился от матери, когда был молодым. Я занимался спортом и перед соревнованиями по плаванию, когда большинство участников команды были заняты последними разогревающими упражнениями, я отходил в сторону, расслаблялся и читал книгу, чтобы подготовить ум к соревнованиям.

В последний момент я ступал на старт и сосредотачивал ум на содержании. Если я слишком беспокоился, выиграю или проиграю, то терял слишком много энергии. Этот метод может быть не очень традиционен, но он срабатывал, и я выиграл большую часть соревнований по плаванию в школе. Так что меня выбирали капитаном команды по плаванию четыре года подряд.

Когда мы въехали на парковку телестанции, я отложил мешочек с чётками в сторону и вынул копию “Према-бхакти-чандрики” Шрилы Нароттамы даса Тхакура. Я обратился к следующему стиху:

“По указанию сакхи я предложу чамару и орехи бетеля лотосным устам Радхи и Кришны. Сакхи в Их окружении знают в совершенстве разные виды служения, которые следует воздавать в разное время”.

[ Према-бхакти-чандрика, текст 54 ]

“Замечательная молитва, – подумал я, глядя в окно. – Это вечная сева Нароттамы даса Тхакура в духовном мире. Как Манджулали Манджари он подготавливает орехи бетеля для предложения Радхе и Кришне, а иногда он также омахивает Их”.

– Шрила Гурудева! Шрила Гурудева! – позвал Уттама-шлока. – Что вы делаете? Пора идти! Мы опаздываем!

Я очнулся от грёз и выпрыгнул из машины. Мы быстро подошли к зданию и поднялись на четыре лестничных пролёта. Мы вошли в студию, и телевизионщики тут же подготовили аппаратуру и включили освещение. Уттама-шлока сел рядом со мной в качестве переводчика.

У меня почти не было времени изучить окружающую обстановку. С удивлением я успел заметить в нескольких метрах от себя музыкальные инструменты, в том числе гитару, барабанную установку и фисгармонию. Только я собрался спросить, не наша ли это гармонь, как внезапно вошёл ведущий.

Он был или слишком занят или игнорировал меня, не замечал моего присутствия, пока через несколько минут его секретарь не вышел и не представил нас. Я встал и у меня возникло странное чувство, что мы – два боксёра, пожимающие друг другу руки перед боем. Наш короткий обмен приветствиями был тут же прерван техником, объявившем проверку звука, и у меня не осталось времени изучить ведущего. Я снова сел. Сердце у меня начало колотиться в нетерпении, так что я достал книгу и погрузился в чтение:

“Я вечно буду желать служить лотосным стопам Радхи и Кришны с любовной привязанностью. На чём бы я ни концентрировался, практикуя преданное служение, это, несомненно, будет достигнуто по обретении духовного тела. Таков метод на пути привязанности”.

[ Према-бхакти-чандрика, текст 55 ]

– Гурудева! – позвал Уттама-шлока. – Шоу начинается через 30 секунд!

Я отложил книгу и сосредоточился на ведущем.

“Смотри им в глаза, – обычно говорил мне отец, – и большинство этих школьных хулиганов отступит”.

Я посмотрел в глаза ведущему, но он так же прямо смотрел в мои. Я не помнил, что отец советовал делать дальше, поэтому просто улыбнулся.

Режиссёр съёмочной группы что-то сказал по-русски. Я подумал, что это, наверное было: “Свет! Камера! Снимаем!”

Сделав глубокий вдох, я помолился Шриле Нароттаму даса Тхакуру: “Ты был расика-бхактой, но и бесстрашным проповедником. Я слишком молод как преданный, чтобы осознать глубокий вкус бхакти, но хочу быть бесстрашным, как и ты. Пожалуйста, благослови меня”.

– Добрый вечер, – сказал наш ведущий, располагающе глядя прямо в камеру на свою невидимую миллионную аудиторию. – Сегодня вечером с нами Индрадьюмна Свами, лидер движения Харе Кришна из Америки.

Я забыл свой слуховой аппарат и изо всех сил пытался прислушиваться к словам ведущего в переводе Уттама-шлоки.

Ведущий повернулся ко мне и улыбнулся:

– Добро пожаловать, Свами.

Обычно я могу понять людей по выражению их лиц и языку тела. Это чувство, которое развивается за годы проповеди. Но из-за яркого света я мог разглядеть лишь его улыбку.

“В самом ли деле эта улыбка исполнена тепла, – думал я, – и искренне приветствует меня на шоу? Или это хитрая ухмылка охотника, готового убить добычу?”

Я напрягся, чтобы разглядеть получше, но свет был слишком ярок.

– Спасибо, – ответил я. – Для меня большая честь присутствовать на вашем шоу.

Пока Уттама-шлока переводил, я вдруг понял, что благодаря переводу имею небольшое преимущество. Каждый вопрос или вызов, каждый ответ предстояло перевести, и у меня было несколько мгновений, чтобы обдумать ответный ход.

“Использую это преимущество”, – подумал я и начал развивать план сражения.

“Я не соглашусь на слово “секта”, если он использует его, чтобы опорочить меня или сознание Кришны, – думал я. – Но каждый раз буду отвечать: “Эта религия – то или это””.

Шоу должно было идти всего 20 минут, поэтому я приготовился к скорой атаке.

Ведущий повернулся ко мне.

– Свами, – произнёс он, – расскажите, почему вы присоединились к духовному движению с востока?

“Вот, началось, – подумал я. – Он пытается загнать меня в угол. Он готовится осудить сознание Кришны, поскольку это не христианство”.

– Религия не принадлежит ни востоку, ни западу, – ответил я. – Она трансцендентна и исходит от Бога, из духовного мира. В разные исторические периоды человечества Бог посылает Своих представителей, чтобы научить человеческое общество духовному знанию в том объёме, сколько люди этого времени могут воспринять. Поэтому, хотя могут присутствовать некоторые внешние различия, суть всех религий едина: любовь к Богу.

– Очень четкое разъяснение, Свами, – прокомментировал ведущий.

“Он не пытается выставить меня дураком, – подумал я. – Он льстит, чтобы я отпустил защиту, но это не сработает”.

Я медленно вдохнул и ещё больше сосредоточил свой ум на предстоящей битве.

– Из вашей биографии я понял, что вы были подростком в Америке 1960-х. Вы были хиппи?

“Вот оно, – подумал я. – Он попробует связать сознание Кришны с движением хиппи. Начинай, приятель. Все это я уже слышал”.

Я решил сгладить выпад улыбкой:

– Я был кем-то вроде “хиппи по выходным”, – ответил я. – Было несколько не самых лучших вещей, которыми я занимался, но я был из хорошей семьи и уважал своих родителей. И благодаря их поддержке серьёзно относился к учёбе.

Он сделал паузу.

“Ага, – подумал я, – тут я его сделал. Давай, умник. Посмотрим, что ты приготовил. Я не боюсь тебя”.

Я посмотрел на часы на стене.

“Осталось 14 минут, – отметил я, – Он, должно быть, собирается ударить по яремной вене и довольно скоро”.

Он засмеялся.

– Хорошо – “хиппи по выходным”! Но, по-вашему, почему так много хиппи присоединилось к движению Харе Кришна?

– Потому что они были разочарованы мирской жизнью, – ответил я, сохраняя хладнокровие. – Мой духовный учитель говорил, что при всей их деградации, у хиппи было одно хорошее качество: у них был дух отречения. Некоторые из них, возможно, видели тщетность материальной жизни и поняли, что сознание Кришны было позитивной альтернативой.

– Не могли бы вы поточнее объяснить, что вы подразумеваете под позитивной альтернативой? – попросил он.

“Какого рода этот вопрос? – подумал я. – Это не обманный маневр и не вызов. Чего он добивается?”

Я на мгновение пожалел, что у меня не было времени посмотреть пару его прошлых шоу, чтобы увидеть, когда и как он нападает на гостей.

“Он пытается расслабить меня еще большей лестью, – подумал я. – В любом случае, сейчас я воспользуюсь возможностью проповедовать четырем миллионам зрителей, смотрящих шоу”.

– В этом мире нет совершенного счастья, – начал я, – хиппи ты или джентльмен. Каждый подвержен четырем видам страдания материального существования: рождению, болезням, старости и смерти.

Я посмотрел прямо в камеру и сделал паузу. “Просто проповедуй, – подумал я. – Среди слушателей, наверняка, должны быть искренние души, жаждущие этого знания”.

– Возможно, в пустыне не найти воды, – продолжал я. – Но это не значит, что где-то в другом месте не существует океанов. Точно так же, тот факт, что мы не можем найти счастья в этом мире, не означает, что не существует мира, где присутствует бесконечное наслаждение. И движение Харе Кришна учит нас процессу возвращения в этот духовный мир. Это и есть позитивная альтернатива.

Я начал говорить с большей силой:

– Это единственная альтернатива: наука и новейшие технологии могут сделать жизнь немного более комфортной, но они не могут остановить рождение, болезни, старость и смерть. Это происходит только тогда, когда мы возвращаемся в духовный мир.

“О`кей, – думал я, – ты продвинулся далеко, сказав так много. Но не испытывай свою удачу. Давай подождем следующего вопроса… или первого вызова”.

– Хорошо сказано, Свами, – прокомментировал он.

– Спасибо, – ответил я, не уверенный, не проскользнули ли в моем голосе нотки подозрительности.

– А если точнее, что это за процесс возвращения в духовный мир? – спросил он.

“Что происходит? – опешил я. – Сколько он еще собирается играть со мной в кошки-мышки?”

– Воспевание имен Бога, – был мой ответ. – В Индии люди зовут Бога “Кришна”.

Я взглянул на настенные часы. Оставалось три минуты.

“Он что, приберег бомбу на самый конец? – думал я. – Что у него за метод? Почему преданные не предупредили меня?”

– Хорошо, – сказал он, – а вы можете спеть для нас Харе Кришна?

Я уверен, аудитория должна была заметить мой изумленный вид.

– Если вы были “хиппи по выходным”, – продолжал он, – то должны уметь играть на гитаре, верно?

“Это не сработает, мистер, – подумал я. – Если думаешь так сбить меня с толку, результат тебя разочарует”.

Я потянулся и взял 12-струнную акустическую гитару. Быстро настроил, начал перебирать аккорды и запел. Звук гитары был изумительным, совсем как у той, что была у меня, когда я был подростком. Я закрыл глаза и запел Харе Кришна, мягко перебирая аккорды.

– Замечательно, Свами, – донесся голос ведущего из-за слепящего света. – А теперь не могли бы вы сыграть немного на маленьком индийском органе? Он здесь, прямо перед вами.

“Я что, сплю? – думал я, пытаясь не показать свое смущение перед камерой. – Что с ним такое?”

Я схватил гармонию, поставил на столик перед собой и снова начал петь Харе Кришна. Не уверен, сколько это продолжалось, но когда я в конце концов открыл глаза и посмотрел на часы, то увидел, что время шоу истекло.

– Еще один короткий вопрос перед тем, как мы закончим, – сказал мой невидимый ведущий. – Кое-что, что всегда меня удивляло. Почему с хорошими людьми происходит плохое?

“Сохраняй хладнокровие, – думал я. – Не пытайся просчитать ситуацию. Просто говори. Помни – тебя слушает четыре миллиона человек”.

Я принял более серьезный вид и подался к камере.

– Чтобы понять ответ на этот вопрос, – начал я, – нужно знать о карме или перевоплощении. Карма – тонкий закон природы, который утверждает, что мы отвечаем за свои поступки. К примеру, если вы творите добро, добро вернется к вам. Если свершаете зло – получите его обратно.

– Как бумеранг, – продолжал я. – Абориген швыряет его с огромной силой, и он возвращается к нему. Точно так же, если кто-то совершает неблагочестивый или греховный поступок, впоследствии его заставят страдать от реакций, возможно, в его следующей жизни.

Я посмотрел на часы. Прошло тридцать пять минут. Я не хотел больше спрашивать, что происходит. Мне было необходимо привести объяснение к логичному завершению.

– Смерть означает конец этого тела, – продолжал я.

Теперь перевод Уттама-шлоки, похоже, работал против меня – весь процесс занимал достаточно много времени.

– Мы не являемся этими телами, – сказал я. – Мы – души, заключенные внутри. Пока душа не достигнет самосознания, не станет возлюбленной Бога, ей придется продолжать принимать рождения в этом материальном мире. И поскольку наши прошлые жизни обычно являются комбинацией хороших и плохих поступков, иногда мы видим хорошего человека, получающего результаты его дурных деяний в прошлой жизни.

Ведущий повернулся ко мне:

– Свами, мы должны поблагодарить вас за то, что уделили нам немного вашего ценного времени сегодня вечером, а также за просветляющие слова и прекрасное пение.

Он повернулся к камере:

– Дамы и господа, на сегодня все. Спасибо.

Я просто сидел, совершенно ошеломленный.

Когда погасили прожекторы и ведущий присел на несколько мгновений переговорить со съемочной бригадой, я в первый раз смог отчетливо разглядеть его. Он был приятен, хорошо одет и излучал ауру доверия. Когда рабочие ушли, он встал и, улыбаясь, направился ко мне.

Несколько преданных, сопровождавших меня, подбежали как раз когда он подошел, и преданная обратилась к нему:

– Большое спасибо, что были так почтительны с моим духовным учителем. Я видела, что происходит на большинстве ваших программ.

Ведущий повернулся ко мне и протянул руку.

– Я и должен быть почтительным, – ответил он. – Видите ли, я читаю его дневник в интернете.

Я онемел. Я просто стоял и тряс его руку в знак признательности. Через несколько секунд его позвали. Он уважительно склонил голову, повернулся и вышел.

После этого мы уехали. На протяжении всего пути на квартиру я не проронил ни слова. Я был ошеломлен произошедшим.

Вечером я попытался написать Шри Прахладу на е-майл и все рассказать. После нескольких попыток мне пришлось отказаться от этой мысли – слишком устал. Поэтому послал только следующее сообщение:

“Я решил продолжать регулярно писать свой дневник. Расскажу подробнее, когда встретимся. Сейчас могу сказать только, что Господь действует удивительным образом”.

После чего отправился в постель.

“Реализация означает, что вы должны писать – каждый из вас – в чем ваше понимание. Для чего существует “Бэк ту Годхед”? Вы пишете о своей реализации – что вы поняли о Кришне. Это требование. Это не что-то пассивное. Вы должны быть активны. Как только у вас появляется время – пишите. Неважно, две строки, четыре – записывайте свои реализации. Шраванам, киртанам – написание или предложение молитв, прославление. Это одна из функций Вайшнава. Вы слушаете, но также должны и писать”.

[ Шрила Прабхупада, лекция по Брахма-самхите, Лос-Анджелес, 14 августа 1972 ]