, ,

Осуществляя Вашу миссию

Том 11, глава 19
23 августа 2011

 

Дорогой Шрила Прабхупада,

Пожалуйста, примите мои самые смиренные поклоны в пыли Ваших лотосных стоп.
Вся слава Вам!

Сегодня, по случаю Вашей Вьяса-пуджи с великой радостью отчитываюсь, что вновь сотни тысяч людей на побережье Балтийского моря в Польше обрели величайшую милость Господа Чайтаньи Махапрабху. Милость эта приняла форму Ваших книг, святых Имен, распространения прасада и дарующего блаженство общества удивительных вайшнавов. Я стараюсь документировать великий успех движения санкиртаны в Польше в главах своего дневника, но происходящие здесь чудеса настолько многочисленны и необыкновенны, что трудно описать все словами. Каждый день мы становимся свидетелями удивительных событий, – того, как люди получают Вашу милость благодаря нашим скромным усилиям.

Как и многие приходящие на наши фестивали люди, я, до того как встретил Вас, тоже был запутан в порочном круге рождений и смертей. Я так же мучился и страдал в этом материальном мире и поэтому понимаю, что за облегчение чувствуют люди, соприкасаясь с Вами и Вашим движением. Буквально на днях я видел, как такое утешенье испытал один очень прилично одетый джентльмен, подошедший ко мне с Бхагавад-гитой, которую он купил после моей лекции на фестивале. Он попросил меня подписать ее и вдруг неожиданно спонтанно обнял меня. Я обнял его в ответ, и он заплакал. Целую минуту он не выпускал меня из своих объятий, а его тело сотрясалось от рыданий. Потом он отступил и утер слезы.

– Простите, – сказал он. – Не знаю, что это на меня нашло. Со мной никогда такого не случалось. В своей лекции Вы обозначили все вопросы, которые меня интересовали в жизни, а затем, к радости моей, ответили на все, один за другим. Я так Вам признателен. Я успокоился, узнав, что ответы, подходящие для меня, есть в этой книге. Буду читать с огромным интересом.

Я принял его благодарность от Вашего имени, Шрила Прабхупада, поскольку знаю, что облегчение, которое он испытал, – это результат Вашей милости. Груз страданий, которые приходится переносить в материальном мире, постепенно уменьшается благодаря Вам, величайшему ачарье современности. Без сомнений, Господь мог бы лично даровать освобождение всем падшим душам пятьсот лет назад, когда явился как Шри Чайтанья Махапрабху, но, движимый любовью, Он поручил Вам исполнить этот священный долг, а Вы, по своей безграничной доброте, доверили это нам, Вашим ученикам и последователям. Я всерьез принял на себя ответственность за исполнение этой священной миссии, особенно сейчас, на закате жизни. Каждый свой день я фокусируюсь на том, чтобы до оставления этой смертной оболочки привести к Вашим лотосным стопам как можно больше обусловленных душ.

Говорится, что характер ребенка формируется в первые пять лет жизни. Так было и со мной. В младенчестве моей духовной жизни, пока Вы лично находились с нами, я впитал Ваш дух проповеди. Вы очень ясно, и словами и своими делами, дали нам понять, что развитие этого величайшего движения – сам смысл Вашей жизни. Приказ Вашего Гуру Махараджа распространить сознание Кришны по всему миру был Вашей жизнью и душой. С тех пор как Вы ушли, многие Ваши ученики стараются поддерживать пылание этого огня. Что до меня, то моя решимость проявилась в наших фестивалях в Польше, плоды которых мы ежедневно предлагаем Вашим лотосным стопам.

Как и все в этом мире, результаты эти иногда значительны, а иногда нет, но даже и небольшие достижения говорят о Вашем постоянном успехе в том, чтобы представлять потерянные души Вашему Господу. Буквально на днях Прахлад Нрисимха дас анализировал карту одного джентльмена, посетившего его палатку “Астрология” на нашем фестивале. Когда он упомянул, что у того есть склонность к юриспруденции, мужчина рассмеялся.

– Вы правы, – сказал он. – Я председатель суда в Познани, одном из крупнейших городов Польши.

Ушел он из палатки “Астрология” с Бхагавад-гитой и четками для воспевания в руках.

В тот же самый вечер во время заключительного киртана я заметил женщину, вбегающую в тент “Ресторан” из дома напротив; была она в пижаме и длинном халате, на голове у нее были бигуди. Я было подумал, что в здании пожар, но через несколько минут она возвратилась к себе, вооруженная двумя тарелками прасада. После фестиваля наш повар, Расикендра даса, рассказал мне, что она только что вернулась из длительной зарубежной командировки. Легла отдохнуть после полудня и проснулась в 21:30 от нашего громкого киртана.

“Вдруг до меня дошло, что в городе идет ваш фестиваль, – сказала она Расикендре. – Я так расстроилась, что все проспала. Я так люблю еду от Харе Кришна, что даже не стала переодеваться. Испугалась, что все самое вкусное разберут, пока я соберусь!”

Шрила Прабхупада, эти случаи доказывают, как притягивает людей сознание Кришны, если его преподносить привлекательно. Вы сказали однажды: “Мы покорим мир культурой”. Здесь, на Балтийском побережье, мы устраиваем фестивали, помня эту аксиому. И фестивали наши, развивающиеся на основе принципов “воспевай, танцуй и пируй”, становятся главным событием каждого лета. Курорты соревнуются, чтобы заполучить нас в самый пик туристического сезона, и многие туристы планируют свои отпуска так, чтобы посещать фестивали, согласуясь с нашими переездами по побережью.

Я молюсь, чтобы у всех преданных тура оставалась привилегия служить Вам так же еще многие, многие годы. Мы часто цитируем слова начальника порта Мржежино, портового города, который мы посещаем каждый год. Увидев, с каким успехом проходят фестивали в его городе, он благословил нас, сказав: “Пусть эти фестивали проходят еще сотню лет!” Но чтобы успех сопутствовал нам в этом служении, нам нужны Ваша милость и помощь, – чтобы убеждать людей в бессмысленности материальной жизни и красоте Абсолютной Истины.

васамй-ахам йатра джано вимугдхо
мугдхаир матаир лока ихаива дукххе
крипамайе тват карунена радхе
сандаршайишйами джанайа таттвам

“О Радха, я живу в мире, в котором люди принимают на веру дюжину разных теорий об истине и глупые доводы, что не выдерживают и малейшей проверки. Пожалуйста, помоги мне показать людям их ошибки. Пожалуйста, помоги мне открыть им истину”.

[ Шри-Радха-кирти, “Слава Радхи” Кушакратхи даса, текст 52 ]

Шрила Прабхупада, я не могу не думать о том, что, как бы я ни любил это служение, однажды мне придется завершить его. Мысль эта причиняет мне нестерпимую боль. И я могу лишь повторять вслед за великим святым Шрилой Прабодханандой Сарасвати, который испытывал те же чувства:

саивейам бхуви дханйа гауда нагари велапи саивам будхех
со ‘йам шри пурушоттамо мадхупатес танй ева намани ту
но кутрапи нирикшйате хари хари премотсавас тадришо
ха чайтанйа крипа нидхана тава ким викшйе пунар ваибхвам

“Все тот же благодатный город Навадвипа на земле. Все тот же берег моря.

Все тот же город Джаганнатха Пури. Святые имена Кришны так же здесь.

Увы мне! Я нигде не вижу прежних фестивалей чистой любви к Господу Хари.

О океан милости, Господь Чайтанья, увижу ли когда Твою трансцендентную славу вновь?”

[ Шри Чайтанья-чандрамрита, текст 140 ]

Честно говоря, я не смогу жить в разлуке с этими фестивалями, которые проливают милость Божественной Четы на обусловленные души. Я молю Вас, чтобы, когда этот великий проект уйдет в прошлое, Вы послали бы меня в другое место, возможно за пределы этого мира, где еще больше падших душ тонет в океане материального существования. Мне все равно, будет ли там тьма и холод или палящий зной, рай это будет или ад, – потому что если мы сможем устроить там такой фестиваль любви и счастья, обусловленные души, танцуя в экстазе святых Имен, поднимутся над своими страданиями. Раз такое уже происходило, почему этому не случиться вновь?

мучйета йан намнй удите нарако ‘пи

“Просто произнося святое Имя Господа, обитатели ада избавляются от адских мук”.

[ Нрисимха Пурана ]

Дорогой Шрила Прабхупада, я знаю, как сильно Вы хотели, чтобы движение это распространялось. Поэтому, как Ваш ученик, я обещаю продолжать трудиться день за днем, месяц за месяцем, год за годом, осуществляя Вашу миссию.

радхе джайетй уктир ахо притхивйам
када бхавишйатй ахаха кароми
карйам тад артхам чат ад артха праптау
харсашру надйам сататам плавишйе

“Когда земля эта станет местом, где все будут приветствовать

друг друга словами “Джая Радхе”?

Тружусь, чтобы настали эти времена, и когда случится это,

я буду плавать в слезах счастья”.

[ “Шри-Радха-кирти”, “Слава Радхи” Кушакратхи даса, текст 84 ]

 

Ваш смиренный слуга,
Индрадьюмна Свами

, ,

Я никогда не плачу

Том 11, глава 10
11 октября 2010

Этим летом на фестивальном туре в Польше было аскетично: стесненные условия проживания, долгие часы работ и более жаркая, чем обычно, погода. Но три сотни наших преданных все это время сохраняли приподнятость духа. Многие говорили, что это был наш лучший тур, потому что зрителей приходило больше, чем обычно.

Но в основном нынешний тур выделяло из фестивалей других лет то, что люди то и дело высказывали свою признательность и благодарность, все по-своему, но с любовью. Как никогда очевидным это стало в Ревеле, на нашем последнем фестивале.

Поскольку у нас была только одна харинама для анонса программы, утром я произнес перед преданными короткую вдохновляющую речь.

– Сегодня чудесный день, – сказал я. – И все на пляже. Сейчас ни одна душа в городе не знает, что вечером мы проводим программу. Вот, взгляните направо – наша команда только начала устанавливать палатки на фестивальной площадке. Есть немецкое слово “блицкриг”, оно означает молниеносное взятие города армией. Итак, сейчас у нас блицкриг на Ревель, чтобы сообщить всем о вечернем фестивале.

Преданные повеселели, ободрились и быстро собрали все необходимое для санкиртаны: аккордеоны, мриданги, барабаны джембе, караталы, флаги, вымпелы и гирлянды. Через несколько минут сто шестьдесят преданных спускались к пляжу, радостно воспевая и танцуя.

Мы прокладывали себе путь по берегу, выискивая хоть какое-то пустое пространство, и люди прямо выхватывали у нас пригласительные. Через полчаса мы остановились, и Трибхуванешвара дас произнес короткую речь, приглашая всех на фестиваль. После этого люди стали поднимать руки – начались вопросы. Те, кто никогда нас до этого не видели, стояли ошеломленные тем интересом, который проявляли другие.

– В этом году будет новый спектакль? – спросил один мужчина.

– А танцевальная группа “Санкхья” из Мумбая будет выступать? – спросил другой.

– А будет танцевальный конкурс для детей, где можно выиграть сари? – выкрикнула женщина.

Группа санкиртаны продолжила путь по пляжу, а я отстал и шел немного позади в окружении нескольких детей-преданных.

– Гуру Махараджа, мы хотели узнать, вы когда-нибудь плачете? – спросил один мальчик.

Я остановился и переспросил:

– Что?

– Мы хотели узнать, плачете ли вы хотя бы иногда? – повторил он. – Мы часто слышим, что преданным надо научиться плакать по Кришне. Ну, как гопи плакали по Кришне. И что должны наворачиваться слезы, когда мы повторяем Харе Кришна.

Я рассмеялся.

– Я не на таком уровне, – сказал я.

– Так что же, вы никогда не плачете? – спросила девочка.

– Никогда, – сказал я.

Мы продолжили свой путь по пляжу. Тут женщина средних лет, бросив загорать, вскочила и подбежала ко мне. На ней был приличный купальник, дорогие украшения и часы.

– Простите, сэр, могли бы уделить мне минутку? – спросила она.

– Конечно, – ответил я, взглянув на детей, которые окружили нас послушать, что она собирается сказать.

– Я хотела бы поблагодарить за то, что вы так помогли мне. Я в огромном долгу перед вами.

Я попытался вспомнить, где мог встречать ее до этого.

– Я была на вашей лекции на фестивале в Колобжеге, в один из вечеров, – продолжила она. – Мой психотерапевт посоветовал мне послушать вас. Он был на вашей лекции раньше этим летом и сказал, что если я буду слушать вас, это разрешит имеющиеся у меня проблемы.

Я почувствовал, что краснею.

– О, спасибо, – сказал я.

– Послушав ваше выступление, я вижу, что теперь могу справиться с проблемой, с которой разбираюсь всю жизнь. Меня особенно вдохновило, как убедительно вы говорили о духовном мире. Я теперь действительно верю, что он существует.

Она взяла меня за руки.

– Даже не знаю, как мне достойно отблагодарить вас, – сказала она. – Спасибо большое.

Она вернулась на свое место на пляже, а я был настолько тронут её признательностью и чувствовал такую огромную благодарность своему духовному учителю, что глаза мои наполнились слезами, и пара слезинок скатились по щекам.

Я быстро вытер слезы и повернулся, чтобы продолжить путь за группой киртаны, но дети все увидели.

– Вы заплакали, Гуру Махараджа, – воскликнул мальчик. – Только посмотрите! Вы плачете? Смотрите!

В тот вечер на фестиваль пришли более пяти тысяч человек. Люди рекой текли на нашу площадку и разбредались меж палаток. Ко мне приближалась молодая пара, их маленькая дочка тянула их вперед. Они чуть не бежали, и немного отдышавшись, муж произнес:

– Мы сделали это! Наконец-то мы сделали это!

Я рассмеялся.

– Здесь всего пятьдесят метров от пляжа до фестиваля, – сказал я.

– Нет, – ответил муж. – Позвольте мне объяснить. Мы приходили на ваш фестиваль в прошлом году. Нашей дочке тогда было четыре года, и ей все очень понравилось. С тех пор она только и говорит, что о вашем фестивале, без умолку.

– Это точно, – сказала его жена. – Она говорит об индийских танцорах, о кукольном театре, о пении, выступлении фокусника, еде и о сари, – особенно о сари! И каждый вечер, прежде чем пойти спать, она настаивает, что хочет порепетировать танец, чтобы выиграть сари на следующем фестивале.

– Вот-вот, – подхватил муж. – И каждое утро, как только она просыпается, ее первый вопрос: “А еще много дней осталось до Фестиваля Индии?”

Жена рассмеялась.

– Так что представьте, какое мы испытываем облегчение, наконец-то оказавшись здесь, – сказала она.

На сцене началось представление, и я пошел пройтись по фестивальной площадке посмотреть на людей, – они с удовольствием проводили время, кто внутри палаток, а кто под открытым небом. Вскоре ко мне снова присоединилась та же стайка детей-преданных. Мы продолжали прогулку, когда к нам подбежала девочка.

– Харе Кришна! – взволнованно воскликнула она. – Меня зовут Аня. Как я рада, что вы все вернулись.

– Харе Кришна, Аня, – сказал я. – Значит, ты уже бывала на нашем фестивале?

– Да, – ответила она, разулыбавшись. – Первый раз я была, когда мне было только две недели. С тех пор я прихожу каждый год, а сейчас мне девять.

– Ого, – сказал я. – Тебе было две недели, когда ты первый раз попала на наш фестиваль?

– Да, – ответила она. – Мой дом прямо через улицу. Когда вы первый раз приехали, я только родилась. Моя мама увидела в окошко ваш фестиваль и взяла меня с собой. И первый раз мне поставили гопи-доты, когда я была еще совсем маленькой.

– Ты даже знаешь, как правильно называется рисунок на лице! – сказал я.

Тут подбежала другая девочка.

– Это Дорота, моя лучшая подружка, – сказала Аня. – Она живёт рядом с нами. И она приходит на фестивали с двух лет.

– И я выигрываю сари каждый год, – гордо добавила Дорота. – Я выиграла семь, но четыре подарила своей бабушке, потому что ей очень нравится носить их дома.

– Это интересно, – сказал я. – А что тебе больше всего нравится у нас на фестивале, Дорота? Танцы? Кукольный театр? Еда?

– Нет, – ответила она. – Самое лучшее на фестивале – это ваша лекция в конце. Это моя любимая часть. Бабушке тоже нравится. Сейчас ей тяжело выходить из дома, потому что она очень старенькая, но когда подходит ваше время выступать, она просит маму привести её. Она говорит, что вы её любимый священник во всем мире, потому что вы знаете, как сделать религию веселой.

Я подумал было продолжить прогулку, но подбежала еще одна девочка.

– Это Ева, ещё одна моя лучшая подружка, – сказала Аня. – Она приходит на фестивали с трех лет.

– Я каждый день вижу вас в Фейсбуке, – сказала Ева, пожимая мне руку.

– Правда? – сказал я. – Твоя мама разрешает тебе читать Фейсбук? Ты же еще маленькая.

– Да, – рассмеялась она. – Она разрешает мне заходить на Фейсбук, потому что у меня только один друг – это вы. Когда мне было четыре года, вы дали мне свою гирлянду, и она до сих пор висит на стене в моей комнате. Потом, когда мне было шесть, я сломала руку, и вы расписались на гипсе, он тоже висит на моей стене. Я люблю маму, папу, дядю и тетю, моего дедушку, и еще учителя музыки, но вас я люблю больше всех в мире, потому что вы проявляете ко мне больше всех любви, хоть я и могу видеть вас только раз в год.

– Неужели? – произнес я, мой голос слегка задрожал, а лицо вспыхнуло.

Дети преданных переглянулись.

– Видишь? – подтолкнула одна девочка другую, улыбаясь. – Сейчас снова заплачет.

Я потер лоб, сглотнул и прокашлялся.

– Что тебе больше всего нравится на фестивале, Ева?- спросил я.

Она задумалась на мгновение и ответила:

– Кришна.

– Поразительно, – сказал я. – А тебе, Аня?

– Радхарани, подружка Кришны, – отвечала она.

– А как ты узнала о Радхарани.., – начал было я, но осекся. – Почему бы нам всем не пойти в ресторан и не поесть чего-нибудь?

– Ух ты! – воскликнула Аня. – Каких-нибудь бурфи!

– И самос! – воскликнула Ева.

После нашей маленькой вечеринки в ресторане я завершил прогулку по фестивальной площадке и отправился за сцену, посмотреть, как там артисты. Решив, что вполне можно немного вздремнуть, я прилег. Через сорок пять минут я проснулся оттого, что преданный тряс меня.

– Харибол, Махараджа, – произнес он. – Включайтесь. Время лекции.

Я вскочил, брызнул себе в лицо водой и поднялся на сцену как раз в тот момент, когда наш ведущий, Трибхуванешвара, представлял меня. Пятьсот зрителей смотрели на меня в ожидании.

Хотя я только что проснулся, выступить мне не составило труда. Я давал вводные лекции тысячи раз, но каждый раз это воспринимается так свежо, словно делаешь это впервые. Для меня это всегда кульминация вечера: весь фестиваль направлен на то, чтобы дать нашим гостям возможность услышать возвышенную философию осознания Кришны.

После лекции сорок пять минут у нас был потрясающий киртан, и после – вручение сари лучшим танцорам (Дорота выиграла восьмое). Представление закончилось. Медленно спускаясь по ступенькам со сцены, я увидел женщину, которая поджидала меня с Бхагавад-гитой в руках.

Дети преданных также ждали и, когда женщина подошла и протянула свою Бхагавад-гиту, окружили меня.

– На лекции вы сказали, что если кто-то купит Бхагавад-гиту, то вы подпишите, – сказала она.

– Да, – сказал я, – подпишу.

– А вы могли бы также написать свой е-мейл? – спросила она. – У меня много вопросов, которые я хотела бы задать вам.

– Да, конечно, – ответил я. – Все, что я знаю, я почерпнул из этой книги и от моего духовного учителя.

Я начал писать на внутренней стороне обложки и потом поднял взгляд.

– Позвольте спросить, кем вы работаете? – спросил я.

– Судьей в одном из верховных судов Польши, – ответила она.

Я медленно и аккуратно подписал книгу и написал свой электронный адрес.

Дети отправились со мной к моему микроавтобусу, и тут меня остановила молодая пара с просьбой подписать им только что приобретенную Бхагавад-гиту.

– Я семнадцать лет ждал, чтобы купить эту книгу, – сказал мужчина.

– Семнадцать лет? – переспросил я.

Он усмехнулся:

– Да. Ваш фестиваль приезжал в наш город, это в пятидесяти километрах отсюда, в 1993. Тогда мне было семь лет. Вместе с другими детьми я бегал по фестивалю и развлекался. Но когда вы поднялись на сцену и начали говорить, я помню, что вся атмосфера изменилась. Даже все дети остановились и начали слушать.
Я не понимал того, о чем вы говорили, но помню, что это было что-то особенное. Помню, как после лекции очень многие покупали книги, и я тогда подумал, что однажды тоже куплю такую.
Моя будущая жена также была на том фестивале, но мы были детьми и еще не знали друг друга. Спустя годы, когда мы поженились, то как-то разговаривали, и выяснилось, что мы оба были на вашем фестивале, и мы оба помним тот особый момент, когда вы вышли на сцену с этой книгой. Только вчера мы узнали, что будет фестиваль в Ревеле, и приехали, чтобы снова увидеть все это и купить книгу. Спустя столько лет.

Я написал длинное посвящение в их Бхагавад-гите.

“Поразительно, – думал я. – Что-то на этом туре чудеса происходят на каждом шагу”.

Но чудеса еще не закончились.

Когда дети помогали мне забраться в микроавтобус, подбежал молодой человек лет двадцати.

– Извините, – обратился он ко мне. – Я знаю, что вы очень заняты и, должно быть, очень устали, но мне надо рассказать вам кое-что, прежде чем вы уедете.

– Без проблем, – ответил я и вышел из микроавтобуса. – Я в вашем распоряжении.

– В прошлом году я пришел на ваш фестиваль с младшей сестрой, – начал он. – Ей было шестнадцать. Мы оба были впервые у вас. Мою сестру особенно впечатлило пение Харе Кришна в конце программы. Она запомнила песню и потом частенько напевала ее дома.
Шесть месяцев назад мы узнали, что она больна раком, на последней стадии, – уже ничего нельзя было сделать. Она стала угасать. Однажды вечером она позвонила мне, я был в университете. Она уже с трудом говорила, тем более не могла петь, и она попросила, не мог бы я петь ей Харе Кришна каждый вечер, пока она не уснет.
С тех пор каждый вечер я стал звонить ей и петь песню Харе Кришна, с шести до девяти. Это продолжалось где-то два месяца. Однажды вечером, когда я пел, она покинула нас. Я даже не знал об этом, пока не услышал, как мама на том конце провода сказала, что сестра умерла. Я плакал целыми днями. Сестра была моим лучшим другом, и весь мир для меня потускнел.
Сестра любила эту песню, и эта песня – последнее, что она слышала. И я чувствую в глубине сердца, что эта песня унесла ее в какое-то особенное место, далеко, где нет страданий и боли этого мира, где люди всегда счастливы, как все вы. Как Вы думаете, это может быть правдой?

Я попытался что-то сказать, но у меня перехватило горло, и я просто кивнул парню в ответ, что это правда. Я закрыл глаза, полные слез, и обнял его.

Тут я вспомнил о детях и ждал, что они снова станут поддразнивать меня. Но они не проронили ни слова. Когда я открыл глаза, то увидел, что они тоже плачут.

Шрила Прабодхананда Сарасвати пишет:

према намадбхутартхах шравана-патхагатах кашйа намнам махимнах
ко ветта кашйа вриндавана-випина маха-мадхуришу правешах
ко ва джанати радхам парам-расачаматкар-мадхурйа-шимам
екаш-чайтанйа-чандрах парам-карунайах сарввамавишчакара

“Слышал ли кто о том, что известно как према, высшая цель жизни? Знал ли кто о божественном могуществе святых имен? Входил ли кто-нибудь в прекрасный лес Вриндавана? Знал ли кто о Шри Радхе, воплощении высшей расы? Только по непостижимой милости Шри Чайтаньи Махапрабху эти редчайшие драгоценности, мерцающие во тьме Кали-юги, стали доступны, озаренные лунным светом Его щедрости”.

[ “Чайтанья-чандрамрита”, стих 130 ]

, ,

Молитва Вриндавану

“Пусть же эта трансцендентная обитель Вриндавана, которая легко дарует удовольствие каждому, которую удалось постичь лишь редким возвышенным личностям, и которая приносит счастье всем живым существам во Вселенной, смилуется над таким духовным слепцом, как я”.

[ “Вриндавана-махимамрита” Шрилы Прабодхананды Сарасвати, текст 26 ]

,

Из “Вриндавана Махимамриты”

“Я медитирую на землю Вриндавана, где пасутся коровы с телятами, где непосед-пастушков пьянят беспрестанные игры, где группы восхитительных юных пастушек устраивают праздники, где вся атмосфера делается очаровательной благодаря играм Шри Шри Радхи-Кришны”.

[ Шри Вриндаван-Махимамрита, шатака 10, текст 25 ]

, ,

К последним фестивалям лета

“Все тот же благодатный город Навадвипа на земле.
Все тот же берег моря. Все тот же город Джаганнатха-пури.
Святые имена Кришны так же здесь. Увы мне!
Я нигде не вижу прежних фестивалей чистой любви к Господу Хари.
О океан милости, Господь Чайтанья, увижу ли когда Твою неземную славу вновь?”

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, “Шри Чайтанья-чандрамрита”, глава 12, стих 140 ]

, ,

Гита наяву

Том 11, глава 7

1 – 25 июля 2010

 

Когда я в начале июля прилетел из Соединенных Штатов в Варшаву, Польша все еще оплакивала своего Президента Леха Качиньского, погибшего в авиакатастрофе в начале апреля в России. Его жена и множество первых лиц Польши погибли вместе с ним. Первый тур досрочных выборов нового президента был намечен на 5 июля, день нашего первого фестиваля на побережье Балтийского моря.

На следующий день я сел на маленький самолет до Щецина (Szczecin), городка, расположенного рядом с нашей базой на побережье. Мне предстояла восьмичасовое путешествие: перелет, и потом машина. Я плохо себя чувствовал из-за смены часовых поясов, поэтому, чтобы избежать разговоров в самолете, не стал надевать вайшнавскую одежду. Как только я сел, то сразу почувствовал мрачное настроение пассажиров.

Спустя  пятнадцать минут полета мужчина, сидевший рядом со мной, спросил:

– А вы знаете, что люди смотрят на вас?

Я оглянулся вокруг и поймал на себе взгляды нескольких пассажиров, которые и в самом деле неотрывно смотрели на меня. Они тут же отвели глаза.

– Нет, я этого не замечал, – ответил я.

– А кто вы? – спросил он.

– Меня зовут Тиббиттс, сэр, – сказал я. – Я лечу на побережье в небольшой отпуск.

– Вы не в отпуске, – ответил он. – Я тоже за вами наблюдал. У вас есть какая-то цель. И кто же вы на самом деле?

Я улыбнулся про себя, восхитившись его интуиции.

– На самом деле, – ответил я, – я преданный Харе Кришна, еду принять участие в ежегодном Фестивале Индии на побережье.

– О, Фестиваль Индии! – воскликнул он. – Я его хорошо знаю. Я посетил три ваших фестиваля в 90-х. Это было замечательно.

– Спасибо, – поблагодарил я. – С тех пор у нас многое изменилось. Вы должны прийти еще раз.

– Приду, – ответил он.

– Пожалуйста, скажите, – спросил я, – как вы догадались, что у меня есть цель в жизни?

– Я адвокат уже сорок лет, – улыбнулся он. – Это моя работа, видеть истинные намерения людей.

В Щецине меня встретил Амритананда даса и отвез в школу, – она гудела, как улей. Я сразу нашел Нандини даси, которую не видел десять месяцев.

Мы поприветствовали друг друга и приступили к делам.

– Я не получил от тебя ни одного срочного сообщения, – сказал я, – Так что, полагаю, все идет хорошо.

– Я не хотела беспокоить вас, – ответила она. – У вас и так полно забот. Несколько фестивалей были на грани срыва. Только сегодня утром нам выделили площадку в Джвиржино (Dzwirzyno) для первого фестиваля в этом сезоне.

– Что? – удивился я. – Ведь фестиваль в Джвиржино сегодня вечером.

– В этом году в городах на побережье сплошная политика, – сказала Нандини. – Многие из тех, кто нам помогал до этого, потеряли свою работу или переехали.

– В прошлом месяце, – продолжала она, – когда я пришла в муниципалитет в Джвиржино, никто меня не знал, и никто не проявил особого интереса к летним фестивалям. Я не оставляла своих попыток, но безуспешно. Сегодня утром я попыталась последний раз. Я сидела в толпе людей, ожидающих приема у секретаря. Прошло два часа, как вдруг из своего кабинета вышел мужчина, и он узнал меня: «О, здравствуйте. Что вы здесь делаете?» – «Пытаюсь получить разрешение провести Фестиваль Индии».

Он поворачивается к секретарю и говорит: «Эта девушка и ее команда проводят фестивали в нашем городе уже много лет. Немедленно помогите ей». Так я внезапно оказалась первой в очереди. Секретарь спрашивает: «Чем я могу вам помочь?» Я ответила: «Нам нужна площадка для проведения программы. Достаточно большая. Нас посещают в среднем пять тысяч человек».

Она с изумлением взглянула на меня. Затем проверила у себя в компьютере и говорит: «Сожалею, но все площадки заняты». Казалось, что я снова уткнулась в кирпичную стенку, но решила попытаться последний раз. Я сказала: «Вы могли бы спросить у  главы городского Комитета по культуре?» Просто чтобы успокоить меня, она взяла телефон и позвонила.

Она сказала: «Простите за беспокойство, пан такой-то, но здесь девушка, которая хотела бы провести шоу на пять тысяч зрителей».

Она посмотрела на меня: «Он хочет знать, что за мероприятие» – «Фестиваль Индии», – говорю. Она повторила: «Это Фестиваль Индии».

Ее лицо побледнело, и она залепетала: «Да, сию секунду. Прошу прощения. Вот она». И подает мне трубку.

Оказалось, что глава Комитета помнит меня с прошлого визита, так что он начал извиняться. Он сказал: «Простите за неудобства, очень, очень сожалею. Ваш фестиваль – одно из самых ярких событий лета в моем городе. Я удивлялся, что в этом году о вас ничего не было слышно».

Я отвечаю: «Я месяц пыталась договориться, но казалось, что в администрации не осталось никого, кто бы знал нас. Секретарь сказала мне, что подходящих площадок нет».

Он задумался на мгновение и сказал: «Мы предоставим вам небольшой парк прямо в центре города. Вам даже не придется рекламировать фестиваль. Никто не сможет пройти мимо».

– Вот как все это было, – улыбнулась Нандини.

– Просто удивительная история, Нандини, – сказал я. – По крайней мере, начальство помнит о нас.

В тот вечер, казалось, весь город пришел на наш фестиваль, было намного больше привычных пяти тысяч человек.

– Только посмотрите, Шрила Гурудева, – сказала Нандини, когда мы прогуливались по фестивальной площадке. – Посмотрите, как Господь Чайтанья помогает нам.

– Я часто был свидетелем Его милости на этом туре, – ответил я, – но все не перестаю удивляться.

Нандини рассмеялась:

– Сегодня утром еще кое-что случилось. Я долгое время боролась за фестиваль в Устроение Морские. Мы планировали провести его на следующей неделе. Место, которое мы использовали каждый год, купил диско-бар. Они собирались поставить там столики, чтобы люди могли, выйдя, сидеть на улице и пить пиво. Я много раз обращалась к ним с предложением арендовать у них площадку, – они только смеялись в ответ.

– Вчера вечером я предприняла последнюю попытку, – продолжала Нандини. – Я поговорила с человеком, который купил это место. Он рассмеялся и сказал: «Культурное мероприятие? Вы что, серьезно? Наша культура – это пить пиво и танцевать с сексуальными женщинами».

Сегодня утром он позвонил мне, – было шесть утра. И сказал: «Можете использовать площадку».

Я остолбенела, а потом сказала: «Большое спасибо. А что заставило вас передумать?»

Он ответил: «Мне приснился сон этой ночью… удивительный сон. Когда я проснулся, то сказал жене, что хочу, чтобы этот духовный фестиваль состоялся в нашем городе. Она возразила, что тогда мы потеряем деньги. Но мне уже интересно, так что не важно».

Нандини пожала плечами и перевела взгляд  вверх.

– Вы видите, Шрила Гурудева, – сказала она, – все происходит только благодаря непостижимой милости.

Через десять дней мы проводили фестиваль в Устроение Морские. Я наслаждался им больше других, зная, что все это происходит лишь по воле свыше. Тысячи людей допоздна гуляли по площадке, радуясь представлению на сцене и выведывая, что там в палатках и в вегетарианском ресторане.

Когда я прогуливался по фестивалю, ко мне подошел мужчина и начал рассказывать замечательную историю:

– Тридцать лет тому назад я путешествовал по Индии. Я поехал из Дели в Агру, чтобы посмотреть Тадж Махал. Вдруг водитель моего такси свернул с шоссе к маленькому городку. Когда мы проезжали его, я привлекся множеством храмов и святых и попросил его высадить меня.

Я бродил по округе и зашел в храм с тремя большими алтарями. Там было много и индусов, и западных людей, – они пели и танцевали перед статуями на алтарях. Атмосфера была удивительной. Я просто не мог заставить себя выйти оттуда. И я приходил в этот храм каждый день в течение недели. Это было божественно. Я даже размышлял над тем, чтобы пожить там какое-то время, но семейные дела и бизнес заставили меня вернуться на Запад. С тех пор я часто думал о том храме и духе, который царил в нем.

И вот сегодня произошло нечто странное. Я увидел, как вы поете на пляже и раздаете приглашения на фестиваль. Каким-то образом ваше пение напомнило мне тот храм в Индии. Я решил прийти к вам посмотреть, и что же? Я ошеломлен. Я испытываю то же счастье и радость, что и в том храме в Индии. Я не понимаю.

– А вы помните что-нибудь конкретное об алтарях того храма? – спросил я.

– Да, сэр, – ответил он. – На алтаре слева были статуи двух юношей, танцующих с воздетыми руками. На алтаре посередине были два мальчика в расслабленных позах, один из них черный, а другой белый, у одного была флейта. А на алтаре справа стояли прекрасные юноша и девушка. Юноша также держал флейту.

– Этот храм называется Храм Кришны-Баларамы, – сказал я. – Это один из наших самых главных центров. Этот фестиваль является экспансией того храма. Мы – путешествующий храм.

Он схватился за голову.

– Удивительно! – воскликнул он.

– Наверное, вам не стоит уезжать на этот раз, – улыбнулся я.

Через секунду ко мне подошел преданный и представил меня другому мужчине. Мужчина пожал мне руку.

– Я все еще не могу поверить, – сказал он.

– Поверить чему? – спросил я.

– Я преподаватель философии в Университете, – сказал он. – Несколько месяцев назад я заинтересовался Восточной религией. Я наткнулся в Интернете на Бхагавад-гиту и заказал себе экземпляр. Я взял ее с собой в отпуск и читал на пляже, как вдруг среди песков появляетесь вы со своей песней. Я впервые видел вас и просто посмеялся. Я подумал, что вы какой-то культ, и сказал себе: «Им стоит почитать Бхагавад-гиту, чтобы узнать, что такое настоящая индийская культура».

Когда группа проходила мимо, кто-то дал мне приглашение на фестиваль в Джвиржино, который был на прошлой неделе. Просто ради смеха я решил пойти. И когда вы читали лекцию со сцены, я получил самое большое потрясение в своей жизни. Вы начали с того, что ваше движение является авторитетным, поскольку основывается на древнем писании, Бхагавад-гите. Я чуть не упал, когда вы показали ту же книгу, что я заказал он-лайн: «Бхагавад-гита как она есть», перевод и комментарии Свами Прабхупады. Я приехал в Устроение Морские только для того, чтобы сказать вам, что ваши фестивали – это Гита наяву.

– Большое спасибо, – ответил я. – Я не мог и мечтать о лучшем комплименте.

В этот момент ко мне подбежал Браджа Кишор даса, наш распорядитель сцены.

– Махараджа, – сказал он, – Вы опаздываете на свою лекцию и заключительный киртан.

Я бросился к сцене, прихватив с собой профессора, и начал свое двадцатиминутное выступление, а он удобно устроился в первом ряду. Когда я закончил, вся аудитория аплодировала, а я пересел, чтобы вести заключительный киртан.

– Благодарю Тебя, Господь, – подумал я. – Эти люди почти потеряли возможность услышать Твои святые имена, но Ты вмешался. Благодарю Тебя за это.

Я начал петь медленно, но ускорился, когда преданные и гости начали безудержно танцевать. И молодые, и старые кружились в хороводе перед сценой. Не было ничего нового – это происходит каждый вечер – но как-то с каждым разом становится все лучше и лучше.

Я не знаю, сколько мы пели, но уже  Джаятам дас подошел к сцене и показывал мне на часы.

“Уже больше десяти, – смог я прочитать по его губам. – Нам надо заканчивать”.

Я завершил киртан и с грустью смотрел, как люди покидают территорию фестиваля. Когда я спустился со сцены, ко мне подошел мужчина.

– Мне необходимо поговорить с вами, – сказал он. Он помолчал мгновение, а затем вложил мне в руку пятьдесят злотых.

– Можете благословить меня? – попросил он. – Пожалуйста, умоляю вас, возьмите эти деньги и благословите меня, чтобы я никогда не забыл слова той песни, которую вы пели. Я хочу запомнить ее и петь каждый день до конца моей жизни и быть таким же счастливым, как все вы. Никогда я не испытывал такой радости, как сегодня вечером, когда пел вместе с вами.

Вокруг начали собираться  люди.

– Благословите его! – сказал один мужчина.

– Вы ведь не сможете отказать ему? – добавила женщина.

– Хорошо, сэр, – улыбнулся я. – Я благословляю вас всегда воспевать святые имена Кришны и вечно быть счастливым.

Зрители захлопали.

На базу я возвращался с несколькими преданными. Мы все молчали. Все были погружены в размышления о потоке милости этого вечера.

– Шрила Гурудева, – нарушил молчание Амритананда, – Вам понравился фестиваль?

– Это игры Махапрабху наших дней, – ответил я. – Невозможно по-другому объяснить удивительные изменения, которые происходят в сердцах так многих людей. И только по особой милости мы помогаем Шриле Прабхупаде в этом.

В ту ночь я отправился спать с глубоким удовлетворением в сердце.

Шрила Прабодхананда Сарасвати пишет:

«Дорогие Господу Гауре преданные счастливо наслаждаются играми на великолепном пути чистого преданного служения, – того служения,  которое приводило в замешательство великих святых прошлого, которое не постичь мирским умом, которое не мог понять Шукадева Госвами, и которое милостивый Господь Кришна никогда не открывал даже Своему самому близкому другу».

[ Шри Чайтанья-чандрамрита, глава 4, текст 1 ]

, ,

Особая благодарность

Том 9, глава 9
13 – 15 июля 2008, Нехоже, Польша

 

Известия о хорошей погоде на побережье Балтийского моря распространились по всей Польше, и отдыхающие со всей страны заполонили пляжи. После двух дней харинам по многолюдным улицам Нехоже город гудел в предвкушении нашего фестиваля, запланированного на этот вечер. Когда во второй половине дня мы с харинамой направились на фестивальную площадку, ко мне подошел молодой человек.

– Я сегодня весь день наблюдаю, как вы поете и танцуете, – сказал он. – Это что-то новое или это древняя традиция?

– Это одна из старейших духовных традиций в мире, – ответил я. – Она основана на учении Бхагавад-Гиты, которую поведал Господь Кришна 5 тысяч лет назад.

– Я изучаю различные древние культуры, – продолжил юноша. – Вы знаете о том, что календарь, составленный индейцами майя, заканчивается 21 декабря 2012 года? Некоторые считают, что в этот день произойдет катаклизм, который станет концом света.

– Я слышал об этом календаре, – ответил я, – но Бхагавад-Гита более авторитетный источник, и в ней ничего не говорится о наступлении конца света в это время.

– А когда он наступит? – продолжал настаивать он, пока мы шли позади группы харинамы.

– Так нескоро, что ты можешь не беспокоиться, – усмехнулся я.

– Но я хочу знать точно, когда это случится, – не унимался он.

– В конце жизни Господа Брахмы вселенная будет уничтожена, – ответил я, – и это произойдет примерно через 311 триллионов 40 миллиардов земных лет.

– Ничего себе! – удивился он. – А что будет потом?

– Потом снова будет создана вселенная, – ответил я. – Давайте присядем вон там, на скамеечке, и поговорим более основательно.

Мы долго беседовали о создании и разрушении материального космоса. В конце концов, он поднял руку.

– Посмотрите на мою руку, – сказал он. – Волосы встали дыбом. Вы, ребята, много знаете. Где я могу узнать еще больше?

– На фестивале, – сказал я. – Следуй за мной.

Когда мы направились к фестивальной площадке, на небе неожиданно появились темные тучи, предвещая дождь.

“О нет, – подумал я. – Только не сейчас, когда фестиваль вот-вот должен начаться”.

Но так и случилось, – когда зазвучал первый бхаджан, начался дождь. Люди, спасаясь от дождя, бросились в наши палатки. Я был удручен. Маленькая девочка сочувственно посмотрела на меня.

– Сэр, – спросила она, – почему каждый раз, когда вы проводите здесь фестиваль, идет дождь?

Периодически прерываясь, дождь шел почти весь вечер. Многие ушли домой, но к моему изумлению, когда в последний час небо прояснилось, люди хлынули на фестиваль, горя желанием увидеть хоть кусочек представления. Через несколько минут 600 человек сидели на скамейках или стояли перед сценой. В каждой палатке было полно народу.

Я дал короткую лекцию, подчеркнув важность повторения Харе Кришна, а затем пошел в палатку астрологии. Когда я пришел туда, ко мне обратился наш астролог Прахлад Нрисимха даса.

– Махараджа, – сказал он, – очень приятный джентльмен вышел только что. Я больше часа изучал его карту и давал различные рекомендации. Когда он узнал о тех трудностях, которые ждут его впереди, он посмотрел на меня и сказал:

– Я попытаюсь избавиться от своих дурных привычек, как Вы мне посоветовали, но в одиночку мне не справиться. Мне нужна Божья помощь. Что мне действительно нужно, так это молитва. Можете подсказать какую-нибудь?

– В это время началась Ваша лекция на сцене. Я посоветовал ему выйти и послушать. Когда она закончилась, он вернулся и с улыбкой сказал мне: «Я выучил молитву, которая мне нужна. Спасибо». Я дал ему мешочек с четками, и он стал повторять на них сразу, как только вышел отсюда.

Перед заключительным киртаном наш ведущий Трибхуванешвара дас объявил, что завтра фестиваль начнется с Ведической свадьбы, на которой будут сочетаться браком три пары преданных. Когда народ расходился, я слышал, как люди возбужденно обсуждали завтрашнюю программу.

На следующий день после обеда дождь вернулся, на этот раз с сильным ветром, и мы, изо всех сил сражаясь с непогодой, старались подготовить сцену к свадьбе. В какой-то момент я даже подумал о том, чтобы отменить церемонию, но неожиданно, всего за несколько минут до начала фестиваля, дождь прекратился и ветер утих. Как по сигналу, люди покинули свои дома и туристические бунгало и собрались на фестивальной площадке.

Когда тучи скрылись за горизонтом, ко мне повернулся один преданный и сказал:

– Если уж это не заставит поверить в Бога, то что тогда?

– Верно, – ответил я, – а мы отблагодарим Его за эту милость.

– Что вы имеете в виду? – уточнил преданный.

– Позже увидишь, – улыбнулся я.

Когда я поднимался на сцену, чтобы вести церемонию бракосочетания, меня остановил мужчина с пятилетней дочкой.

– Я хочу поблагодарить Вас за сари, которое Вы подарили моей дочери вчера вечером, – сказал он. – Она была одной из девочек, выигравших соревнование в танцах. Когда мы вернулись домой, она даже настояла на том, чтобы лечь в нем спать. Утром нам пришлось его постирать, так как она хотела надеть его сегодня снова. Но как Вы, наверное, догадываетесь, ни я, ни моя жена не представляли, как можно завернуть нашу маленькую девочку в шесть метров ткани. Я даже залез в Интернет в поисках способа, как это сделать. В конце концов, нам это удалось. Сегодня я должен был вернуться в Варшаву на работу, но моя дочь так плакала и так просила пойти на свадьбу, что мне пришлось сказаться больным, и вот мы здесь.

Свадебная церемония стала гвоздем программы, на ней присутствовали несколько тысяч людей. Пока пары сидели перед огнем и бросали зерна, а священник читал мантры, преданные раздавали людям зерна риса, чтобы в конце они могли осыпать ими молодоженов. Но, последовав примеру брачующихся, люди стали бросать рис в огонь каждый раз, когда священник говорил «сваха». С каждой мантрой туча риса взлетала в воздух и обрушивалась на сцену и в огонь.

Ко мне подбежал преданный.

– Махараджа, – сказал он, – Вы не можете позволить им делать это. Они не очищены. Это испортит всю ягью.

– Попробуй остановить их, – рассмеялся я. – Это невозможно. Прими это как еще одно проявление милости Господа Чайтаньи.

После церемонии я стоял перед зрителями и благодарил их за то, что они пришли, а затем сделал еще одно объявление.

– Дамы и господа, – сказал я, – прежде чем закончить, я хотел бы выразить особую благодарность кое-кому, кто очень близок и дорог всем нам. Как вы знаете, до самого начала фестиваля погода была ужасной. А затем неожиданно она улучшилась, дав нам возможность провести свадьбу. Мы можем поблагодарить за это только одну личность – Господа Бога. Пожалуйста, давайте встанем и поаплодируем в благодарность за милость, которую Он пролил на эти юные пары.

Я никогда не забуду, как толпа аплодировала Господу в этот день. Они хлопали и хлопали, а некоторые даже смотрели в небо. В то время как мы все громко выражали свою благодарность за Его милость, я чувствовал, что это также хорошо, как санкиртана, совместное воспевание святых имен. Таков эффект всего лишь одного из наших фестивалей. Я могу только представить, какой еще нектар ждет нас впереди, когда мы продолжим распространять милость Господа Чайтаньи по побережью Балтийского моря.

кечит сагара бху дхаран апи паракраманти нритйанти вай
ечид дева пурандарадишу маха кшепам кшепам кшипанто мухух
нандодбхата джала вихвалатайа те двайтачандрадайах
е ке ноддхатаванта идриши пунас чайтанйа нритйотсаве

«Некоторые танцевали с таким энтузиазмом, что казалось, они могут перепрыгнуть горы и океаны, а другие снова и снова ругали Индру и иных полубогов. Кто среди преданных, возглавляемых Адвайта-чандрой, не был переполнен блаженством, танцуя на празднике Господа Чайтаньи?»

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, Шри Чайтанья-чандрамрита, глава 2, стих 27 ]

, , , ,

Принимая заботу

Том 6, глава 18
26 сентября 2005

 

 

Вскоре после сезона наших летних фестивалей Нандини даси и Джаятам дас предложили организовать для меня отдых, чтобы я смог восстановиться после нагрузки от 61 фестиваля, проведённых за три месяца.

Несомненно, в отдыхе я нуждался, но предложение отклонил. “Мне нужно сохранять активность, – подумал я, – в противном случае боль разлуки с фестивалем будет слишком сильна”.

Джаятам был недоволен. “Шрила Гурудева, – сказал он, – вам почти 57. Вам следовало бы начать заботиться о себе получше. Недавно вам понадобилось много времени, чтобы справиться с гриппом”.

Позже пришло приглашение посетить фестиваль на Чёрном море в Украине, в Одессе. Я ухватился за эту возможность.

– По крайней мере, найдите время поплавать, – сказал Джаятам. – Это сотворит с вами чудо.

– “Хорошая идея, – ответил я и бросил в чемодан пару плавок.

Трёхдневное мероприятие превратилось в лекции и киртаны, шедшие один за другим, и море я видел только на расстоянии. Но к вечеру второго дня тело подало мне сигнал.

Я выступил, чтобы вести арати в главном пандале. Туда набилась тысяча преданных, жаждущих киртана. Нагнувшись, чтобы взять мридангу, я почувствовал приступ острой боли в правом боку. Я выпрямился, и боль постепенно утихла.

“Слишком плотный обед”, – подумал я и начал петь.

Когда киртан усилился, я отдал микрофон и начал танцевать вместе с преданными. Через час все мы высоко прыгали. Неожиданно я почувствовал ту же острую боль в животе. Я продолжал танцевать, пытаясь игнорировать ее, но она стала слишком сильной. Мне пришлось сбавить темп. Я снова взял микрофон и начал петь, но боль становилась сильнее. Мой голос начал сходить на нет, и мне пришлось завершить киртан.

Киртан! – кричали преданные. – Киртан!” Пытаясь выдавить улыбку, я повернулся и направился к ближайшему стулу.

Ко мне подскочил брахмачари.

– Всё в порядке? – спросил он. – Вы выглядите бледным.

– Всё хорошо, – сказал я. – Нет проблем.

Через несколько минут старший преданный начал на сцене лекцию, а я вернулся в свою комнату.

“Завтра со мной всё будет в порядке”, – подумал я, засыпая.

На следующее утро я должен был давать лекцию по Шримад-Бхагаватам. Как только я сел играть на гармони и запел перед началом лекции, я снова почувствовал боль в боку.

“Да что происходит?” – подумал я и быстро закончил бхаджан.

В полдень, перед отъездом в Польшу, я инициировал в своей комнате 10 учеников. Садхумати даси, 85-летняя ученица, вошла для получения гаятри-мантры.

В ее глазах были слезы: “Этого момента я ждала долгие годы, – сказала она. – Гуру Махараджа, у меня была трудная жизнь, но Господь всегда приглядывал за мной и защищал”.

Когда я читал гаятри-мантру в её правое ухо, боль в правом боку появилась снова. Я вздрогнул и приложил усилия, чтобы сохранить концентрацию.

Мне было интересно, как Садхумати смогла сохранить сильную веру в Господа на протяжении всей своей жизни, и я попросил её рассказать о себе.

“Я родилась под Николаевым, на Украине, – начала она, – и была младшей из шестерых детей. Моя семья была очень бедной, а жизнь суровой. Даже будучи детьми, мы работали так тяжело, что едва находили время посещать церковь.

Мне было около двадцати лет, когда началась Вторая Мировая. Меня послали в Саратов шить шинели для солдат. Это были трудные времена. Нам выдавали только по 500 грамм хлеба на день. Иногда я плакала от голода. Помню, как я молилась Богу, чтобы не умереть.

Я подумала, что любые условия будут лучше, чем те, в которых мы жили, и решила пойти на фронт добровольцем. Так как я была женщиной, местный военком сначала отказал, но я настаивала, и он, в конце концов, согласился. В ту войну наша армия потеряла много людей. После трехмесячной подготовки меня послали помогать защищать от фашистов Петербург.

Несмотря на то, что я была коммунисткой, я сохранила веру в Бога. Во время войны я видела столько ужаса. Я часто молилась: “Мой Господь, если меня сегодня убьют, пожалуйста, забери меня к Себе”.

Однажды мне пришлось забраться на телефонный столб, чтобы починить провода. В этот момент два самолета-истребителя столкнулись в небе, и падающие обломки сбили меня вниз. Я была тяжело ранена, но выжила.

После войны я вышла замуж за военного, и у нас родились трое детей. Когда мой старший сын вырос, он попал в дурную компанию, начал пить и принимать наркотики. Чтобы продолжать, он стал воровать и, в конце концов, ушел из дому. Так жизнь потеряла для меня смысл, и я отчаянно молилась Господу о помощи.

Однажды сын зашёл домой, и я заметила в нём замечательные перемены. Он отказался от дурных привычек, стал мирным и спокойным. Он сказал, что это благодаря его вере в Бога и рассказал, что присоединился к духовному движению из Индии. Он предложил мне посетить его храм, и когда я туда пришла, то была поражена духовной атмосферой.

Я посещала храм регулярно и была счастлива в доме Бога, чистя овощи и моя полы.

Через несколько лет вы приехали навестить нас, и после вашей первой утренней лекции я спросила, могу ли стать вашей ученицей. Сейчас я получаю второе посвящение и чувствую себя в такой безопасности в руках Кришны”.

Я был поражён. “Вот милость Господа, – думал я, – пожилая женщина из украинской деревни, служившая в Советской Армии, стала брахмани-вайшнави.”

Я задал ей последний вопрос:

– Несмотря на свои 85, Вы выглядите достаточно здоровой. В чём секрет?

Улыбнувшись, она ответила:

– Я слежу за собой.

Её ответ вторил совету Джаятама и Нандини несколько дней тому назад: лучше заботиться о своём здоровье.

“Через неделю буду в Венгрии, – подумал я, – и встречусь с доктором на предмет боли в боку”.

По прибытии в Будапешт преданные сразу же организовали мне встречу с хорошим доктором.

Доктор хотел, чтобы сначала я сдал кровь и прошёл УЗИ брюшной полости. Во время сканирования медсестра-практикантка задохнулась от удивления.

– О Господи! – не сдержалась она. – Печень очень увеличена!

Старшие медсестры, строго взглянув на неё, сделали замечание.

– Вот оттуда и идёт боль, – сказал я.

Через несколько часов снимок изучал доктор.

– Как долго у вас такое состояние? – спросил он обеспокоенно.

– Я почувствовал боль десять дней назад, – ответил я.

– Десять дней? И пришли только сейчас?

Я промолчал.

– А раньше были проблемы с печенью?

– Десять лет тому назад в Индии у меня был гепатит А, – ответил я.

Преданный, который пришел со мной, сказал:

– А ещё он помогал старшему преданному нашего движения Шридхаре Свами в его последние дни. У Шридхары Махараджа был гепатит C. Индрадьюмна Свами доедал что-то за Махараджем.

Доктор выглядел встревоженным.

– Гепатит C можно получить только через заражение крови, – сказал я преданному.

– Или пищу, заражённую от крови изо рта больного, – ответил преданный. – Десны Махараджа кровоточили до последнего момента.

Внезапно я осознал, что я, быть может, серьёзно болен. Меня бросило в жар. “Гепатит C может убить”, – подумал я и почувствовал слабость.

– Завтра посмотрим результаты анализа крови, – сказал доктор профессиональным тоном. – До тех пор нет смысла это обсуждать.

На обратном пути к храму я молчал. Вернувшись в свою комнату, я присел на кровать.

“Это что, начало продолжительной болезни? – подумал я и тряхнул головой. – Нет, нет. Слишком рано начинать думать так. Доктор сказал, что мы должны подождать результатов анализа крови”.

Но постоянная боль, беспокойство на лице доктора и слова преданного повлияли на меня.

“Если действительно окажется, что я серьёзно болен, – думал я, – то я буду продолжать проповедовать, сколько смогу, и в то же время постараюсь углубить свое сознание Кришны. Предприму серьёзные усилия и отвергну всё, что не нужно для пробуждения любви к Кришне”.

Я осмотрел комнату и усмехнулся. “Сомневаюсь, что в этих удобствах будет смысл, когда смерть будет у порога”, – подумал я.

Покачав головой, я тихо сказал сам себе: “Как тебе не стыдно – ты, похоже, больше осведомлён об урагане Катрина и войне в Ираке, чем об играх Кришны во Вриндаване.”

“И прибавил в весе”, – добавил я, увидев своё отражение в зеркале.

Я достал ручку и бумагу. “Есть в меру”, – записал я.

“А как я тратил своё свободное время?”

“Занимаясь общественной жизнью, – сказал я тихо, отвечая на собственный вопрос. – Но лучше использовать это время для обучения, повторения святых имён и молитвы”.

Кто-то постучал в дверь, и я очнулся от самоанализа.

– Войдите, – сказал я.

Преданный приоткрыл дверь и заглянул внутрь:

– Махараджа, что сказал доктор?

– Не многое, – ответил я. – Он ждёт результатов анализа крови, но это может быть чем-то серьёзным.

– Очень надеюсь, что это не так, – сказал он и закрыл дверь.

– Я тоже, – сказал я, выдыхая. – Но что, если это начало конца?

Вечером, когда я лёг спать, боль вернулась, и я долго ворочался, пытаясь найти удобное положение.

Спустя некоторое время я сел. “Готов ли я умереть? – спросил я себя. – Я должен быть готов. Вся жизнь преданного – подготовка к этому финальному моменту.”

Я вспомнил бенгальскую пословицу:

бхаджан кара садхана кара-мурте джанле хой

“Любой баджан и садхана, которые человек практикует в течение жизни,

будут проверены во время смерти”.

 

[ лекция Шрилы Прабхупады, Мумбай, 11 января 1975 ]

Я снова лёг и, пока не погрузился в сон полностью, дал себе слово: “Чем бы это ни кончилось, я постараюсь стать ещё лучшим преданным”.

Я проснулся через пять часов, думая, что мне приснился кошмар о том, что я болен. Но боль в боку возобновилась – и я вернулся к суровой реальности.

Медленно тянулось утро, я ждал поездки обратно в клинику. Наконец пробило 10 утра, мы вошли в кабинет врача, и я увидел результаты анализа крови на столе. Он говорил по телефону с серьезным выражением лица. Я занервничал. Наконец (казалось, прошла вечность!) он закончил разговор и взял результаты анализов. Он медленно повернулся в своём кресле.

Это был очень напряженный момент.

Он посмотрел на результаты. Затем улыбнулся.

– Я вижу, что страшного ничего нет, – сказал он. – Нет вируса, инфекции или опухоли.

Меня окатило волной облегчения.

– Моё мнение таково, что ваша печень была ослаблена гепатитом несколько лет назад, а ваше теперешнее истощённое состояние, продолжительный грипп, и, вероятно, лекарства, которые вы принимали, привели к тому, что печень увеличилась.

В течение месяца воспаление будет постепенно уменьшаться, но только в том случае, если вы будете сохранять полный покой, правильно питаться и выполнять умеренные физические упражнения.

Как только мы вышли из кабинета, преданный, сопровождавший меня, издал вздох облегчения:

– Звоночек был близко, Махараджа.

– Да, больше похоже на будильник, – подтвердил я.

– Чтобы подстраховаться, наверное, лучше позаботиться о себе? – спросил он.

– Да, и серьезнее отнестись к сознанию Кришны.

Его лицо просветлело:

– Скоро с вами всё будет, как раньше.

Я, было, собрался согласиться, но вдруг вспомнил свои реализации прошедшей ночью.

– В действительности, не думаю, что дела пойдут так же.

Его улыбка исчезла:

– Что вы имеете в виду? Ведь доктор сказал, что через месяц всё будет в порядке”.

– Прошлой ночью я дал себе обещание, и чувствую, что оно остаётся в силе, как и когда я думал, что столкнулся с продолжительной болезнью.

Преданный поднял брови.

– Придет момент, когда анализы не будут не столь же хороши, – пояснил я. – И, несомненно, однажды придётся умереть. Я должен внести кое-какие поправки в свою духовную жизнь. Санньяси должен быть символом отречения.

Рыба может плавать в воде, но если попытается плавать в молоке – она утонет. Также и тот, кто находится в отречённом укладе жизни, должен жить просто. Если он принимает слишком много удобств, он может пасть.

Выздоравливая, я буду использовать время для того, чтобы увеличить слушание и воспевание о Господе. Это поможет мне, и это поможет проповеди. Садху не должен быть подобен корове – всегда давать нектарное молоко, но при этом питаться лишь травой.

– Куда поедете лечиться? – спросил преданный.

– Для пользы тела, я сейчас же отправлюсь в Дурбан, в Южную Африку, и отдохну там месяц в нашем храме. Но для души я поеду во Вриндаван на время Карттики. Там приму прибежище у преданных и постараюсь помнить о трансцендентных играх Господа.

 

свантар бхава виродхини вьявахртих сарва санаис тйаджйатам
свантас чинтита таттвам эва сататам сарватра сандхийатам
тад бхавекшанатах сада стхира чаре нйа дрк тиро бхавайатам
вриндаранья виласинор ниш дасйотсаве стхийатам

svantar bhava virodhini vyavahrtih sarva sanais tyajyatam

svantas cintita tattvam eva satatam sarvatra sandhiyatam

tad bhaveksanatah sada sthira care nya drk tiro bhavayatam

vrindaranya vilasinor nisi dasyotsave sthiyatam

 

“Одно за другим оставь дела, что не твои по духу.

Думай о том, что прочно утвердилось в сердце.

Считай что все – и движущиеся, и неподвижные, –

живые существа Вриндавана погружены в мысли о Радхе-Кришне.

Так радостно живи во Вриндаване, в служеньи юной Божественной Чете”.

 

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, Шри Вриндаван Махимамрта, Шатака 3, текст 1 ]