,

“Это же Кришна!”

Том 10, глава 5
март 2009

 

После тура по Америке я приехал в Польшу, чтобы подготовиться к следующему пункту моей программы, Южной Африке. Я волновался, поскольку снова планировал путешествовать со своими Божествами Радхи-Кришны, подаренными мне несколько лет тому назад во Вриндаване одним пожилым садху.

В последние годы путешествовать с Ними из-за Их антикварного вида было все труднее. На самом деле Они сравнительно новые, но отделка под старину придает Им такой древний вид, что меня часто спрашивают на таможне об Их происхождении. Было даже два случая, когда после досмотра багажа на польской границе Их временно конфисковывали. То же самое случилось в прошлом году в Москве. Чтобы не подвергать больше Божеств такому риску, несколько месяцев тому назад я оставил Их у семейной пары в Варшаве.

Еще перед отъездом из Соединённых Штатов я решил получить для Божеств международный таможенный документ (декларация АТА), который разрешает временно ввозить товары и оборудование в большинство стран без уплаты экспортных пошлин. Нандини даси оформила документы, и когда я приехал в Польшу, мне не потребовалось заниматься бумагами, позволяющими беспрепятственно возить Божеств повсюду.

В день отъезда в Южную Африку я упаковал Божеств в специальный кейс, а сам надел брюки и рубашку, чтобы не возникло проблем. По пути в аэропорт я вспоминал, как грубы были таможенники, отбирая у меня Божеств.

– Теперь ты Их не скоро увидишь, – сказал один из них.

“Если только они попытаются забрать у меня Божеств снова, – подумал я, – я порадуюсь, увидев их лица, когда протяну декларацию АТА”.

По прибытию в аэропорт я позаботился переложить документы в свою ручную кладь. После регистрации я без проблем прошел иммиграционный контроль и направился на проверку ручной клади. Я почувствовал, как во мне закипает гнев.

“Здесь они забрали моих Радху и Кришну” – думал я.

Я поставил багаж и кейс с Божествами на ленту сканера, прошел через металлодетектор и, в ожидании, остановился у противоположного конца ленты.

Как только Божества проехали через сканер, таможенник, просматривающий экран, встал и взял кейс.

– Чей это кейс? – спросил он по-польски.

– Мой, – ответил я.

– Мы должны его проверить, – сказал он на этот раз по-английски. – Не могли бы вы его открыть?

– С удовольствием, – ответил я, одной рукой вытаскивая документы из наплечной сумки, а другой открывая замки на кейсе.

– Пожалуйста, отойдите, – попросил он и пододвинул кейс к себе.

– Конечно, – невозмутимо сказал я.

Я улыбался про себя.

“Только попробуй Их забрать, – думал я, – я тебе покажу!”

Когда таможенник вытащил Божеств из кейса, я положил документы на стол перед собой. Неожиданно он замер.

– Вы только посмотрите! – воскликнул он. – Это же Кришна! И какой красивый!

От удивления я раскрыл рот.

Он осторожно достал Радхарани.

– А это кто? – спросил он.

– Э… это супруга Кришны, – ответил я.

– И тоже прекрасна, – сказал он.

Он посмотрел на меня:

– А разве Кришна не должен быть синим?

Я был так изумлен, что едва мог вымолвить:

– Ну да, вообще-то Он синий, но эти Божества сделаны из латуни.

– И весьма давно сделаны, – сказал он, посмотрев на Них более внимательно.

– Вообще-то Они не такие уж и старые, – сказал я. – Вот документы.

Но прежде чем я успел закончить предложение и протянуть бумаги, он бережно положил Божеств обратно в кейс.

– Я думал, что Кришна играет на флейте, разве нет? – спросил он, закрывая замки.

– Да, – ответил я.

Улыбаясь, он протянул мне кейс.

– Позвольте полюбопытствовать, как вы узнали о Кришне? – спросил я.

– На фестивале Индии, – ответил он. – Это большой праздник, который каждое лето проходит у нас на побережье Балтийского моря.

Я внимательно смотрел на него.

– Если вы когда-нибудь приедете летом, то, может быть, захотите посмотреть, – сказал он. – Я с семьей бываю на этом фестивале в Ревале каждый июль.

И он вернулся к сканеру.

Я постоял еще несколько секунд, потом направился к выходу. На табло я увидел, что мой рейс откладывается, поэтому сел на скамейку и стал повторять мантру на четках, не переставая изумляться произошедшему. Когда объявили посадку, я встал и направился к выходу.

У выхода я с удивлением увидел того же служащего и протянул ему документы. Неожиданно очередь приостановилась, пропуская на посадку нескольких инвалидов. Служащий взял мой паспорт и посадочный талон.

– Фестиваль, о котором я вам рассказал, удивительный, – сказал он. – Там показывают индийские танцы, театральные постановки и кукольные спектакли для детей.

– Неужели? – улыбнулся я.

– О да, – ответил он. – Мы с женой многое узнали об индийской культуре, несколько лет посещая эти фестивали.

– Правда? – спросил я.

– Так и есть, – ответил он, пока инвалиды медленно проходили в самолет. – В прошлом году моя жена даже купила там сари.

– В самом деле? – продолжал я изображать удивление.

Очередь снова начала двигаться, и служащий наконец-то стал изучать мои документы.

– А что вам больше всего нравится на этих фестивалях, позвольте спросить? – поинтересовался я.

Он на мгновение задумался.

– Пожалуй, лекция незадолго до конца программы, – ответил он.

Мои брови поползли вверх.

– Там есть один американец, он монах, и он объясняет философию так доступно, что даже мы с женой можем понять, о чем идет речь, – продолжил он и рассмеялся. – А мы не философы. Вот так я и узнал о Кришне.

– Счастливого полета, – сказал он, протянув мне посадочный талон и паспорт.

– Спасибо, – поблагодарил я, сделал несколько шагов в сторону выхода, а затем обернулся.

– Эй! – окликнул я его. – Я постараюсь как-нибудь попасть на этот фестиваль.

– Тогда увидимся там, – сказал он и взял паспорт следующего пассажира.

– Ещё как увидимся! – ответил я с улыбкой и повернул за угол.

В самолете я размышлял о том, какое впечатление производят наши фестивали на людей. Как только наш самолет взлетел, я закрыл глаза и стал молиться Господу Чайтанье.

“Мой дорогой Господь, – думал я, – позволь мне рождение за рождением купаться в океане нектара твоего движения санкиртаны”.

Потом открыл ноутбук и включил песню, которую скачал сегодня утром.

Эта песня совершенным образом передавала то удовольствие, которое я испытал.

надия акаше санкиртан меха садже

кхола каратала мукхе габхира гардже

Дождевые тучи санкиртаны, полные звуками каратал и глубоким рокотом кхола, затянули небо Надии.

хунхункара баджра двани хая мухур муху
барикхайе нама нира гхана дуи пахум

Снова и снова громыхает гром и сверкает молния. Две тучи, Господь Чайтанья и Господь Нитьянанда, проливают потоки святого имени.

наче гая парисада тхамаке тхамаке
бхабера биджули тая сагхана чамаке

Красиво двигаясь, два Господа поют и танцуют в окружении Своих спутников.
Вспышки молний экстатической духовной любви наполняют всех изумлением.

премера бадале наиад шантипура бхасе
рая анантера хоя на бхулила расе

Ливень премы (экстатичной любви к Богу) вызывает огромное наводнение, и все жители Шантипура покачиваются на этих водах. Увы! Эти потоки нектара не унесли сердце Ананта-рая.

[Суха-рага, Ананта-рая даса]

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *